Теннис | Настольный теннис | Волейбол | СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ | Настольный теннис СССР | Форум | Правила | Обратная связь | RSS | Рубрикатор |
Материалы нашего сайта посвящены популярным спортивным играм мячом через сетку - большому теннису, волейболу, настольному теннису. В публикациях широко представлены теория этих и других спортивных игр и атлетики в целом, а также некоторые аспекты философии спорта, спортивной психологии и медицины.
        » TAN Paey Fern SIN vs VORONOVA Anastasia RUS
Популярные спортивные игры » Тренерский совет
 

 
 

Николай Карполь: Сегодня спортсмены превратились в элиту.

20 октября 2013 | Автор: Су-27  | Просмотров: 4025 |



НИКОЛАЙ КАРПОЛЬ


Родился 1 мая 1938 года на территории Польши (ныне Брестская область). Заслуженный тренер СССР и России.

Возглавлял женские волейбольные сборные СССР (1978–1982, 1987–1991), СНГ (1992), России (1993–2004).

С 1963 года по наст. вр. – президент и главный тренер «Уралочки» (Екатеринбург). Единственный тренер в мире, сыгравший в пяти олимпийских финалах (Москва-80, Сеул-88, Барселона-92, Сидней-2000, Афины-2004). Дважды удостаивался премии «Спортивный Оскар» как лучший тренер по волейболу среди женских команд (1989, 1991). Чемпион мира (1990), семикратный чемпион Европы.

Николай Карполь: Сегодня спортсмены превратились в элиту.


ИНТЕРВЬЮ

Николай Карполь, редко соглашающийся на встречи с прессой, по сей день оберегающий свои тренерские секреты (одним из них он со мной неохотно, но поделился!), отнесся к этому интервью предельно ответственно: «Я должен подготовиться. Пусть наша первая беседа носит характер предварительной, без диктофона…».

Я впервые встретила человека, полагавшего, что не только я, но и он сам обязательно будет готовиться к интервью. Теперь я понимаю, почему Карполь имеет обыкновение указывать некомпетентному журналисту на дверь. Он имеет на это полное моральное право.

С интервалом в несколько дней мы созваниваемся снова.


– Сейчас вы готовы, Николай Васильевич?

– Ну… как вам сказать. От мужчины должно пахнуть хорошим парфюмом, хорошими сигарами и дорогим коньяком, – благодушно шутит тренер. – Сейчас у нас за окнами воскресное утро, у меня нет ни сигар, ни коньяка, но парфюм – о да, конечно…

– Двадцать пять лет прошло… Вы их почувствовали? Древние римляне говорили: «Прожил семьдесят, жил семь».

– Вы правы. Как будто вчера все случилось. Я не заметил двадцати пяти лет. После того матча оказался полностью опустошенным. На пресс-конференции так трудно было найти какие-то слова… Я почти ничего не слышал. В зале стоял такой шум, просто оглушительный рев. Корейцы болели страстно. Я таких необузданных болельщиков до сих пор видел только, может быть, в Латинской Америке или в Турции. Они болели против нас. Мы – великая страна, а Перу – маленькая. Симпатии были на стороне маленького Перу. У нас была, конечно, и своя группа поддержки. Например, на трибуне сидел легендарный Виктор Цой… Но наши болельщики не смогли бы при всем желании перекричать эту безумствовавшую толпу.

– Как и Анатолий Тарасов и Александр Гомельский, вы были мастером последнего напутственного слова в раздевалке. Тарасов пел «Интернационал». Гомельский произносил такие монологи о Великой Отечественной, что его команда выскакивала на паркет убивать… А что происходило в вашей раздевалке перед финалом с Перу?

– Я тоже очень плохо себя вел, когда был молодым. Тоже вспоминал войну и говорил такое… Пожалуй, похлеще, чем Гомельский… Но в Сеуле уже этого не было. Я повзрослел. А мои тогдашние девочки были совсем другими. Сегодня спортсмены превратились в элиту. Это уже не простые смертные. У них счета в банках, они ездят на дорогих машинах, и в сумочках лежат айфоны и айподы. Из-за чего порой не понимают, за кого играют, не живут одной жизнью со своей страной. Они – что-то отдельное, особенное…

– А в той команде, так драматично переборовшей Перу…
– Играли простые девчонки. Сборная СССР строилась вокруг «Уралочки». А что такое «Уралочка»? Это заводская команда. Мы уезжали на Олимпиаду, нас провожали всем заводом – с женами, с детьми, дедушками, бабушками. Мы знали в лицо этих людей, за которых мы играем, которые будут искренне расстроены, раздавлены поражением. В один из последних дней перед отъездом мы заходили в один из цехов – там такая жара, такая температура от мартеновских печей! И вот рабочие, проводящие в этом цехе дни и ночи, они же отдавали часть заработанных ими денег на команду… А разве нет – команду ведь содержал завод!

Девочки прекрасно понимали и это. Кроме того, мы ездили по городам-героям. Волгоград, Севастополь. Незадолго до той Олимпиады побывали на подлодках и боевых кораблях, только что вернувшихся из похода.

Ребята-моряки рассказывали о боевом дежурстве, как они отстояли несколько месяцев в Персидском заливе на жаре 45–50 градусов, показывали свои каюты, и девочки впитывали в себя этот дух. Дух смелых, ничего не боящихся людей. Дух жизни, которой живет корабль в военном походе.


– Почему же началось вот это: «Мы долго, молча отступали…». Отступление, длившееся до середины третьей партии.

– В полуфинале играли с Китаем. Если обратить внимание на счет, то это было как бы легко. В том-то и дело, что «как бы». 15:0, 15:2, 15:7. Это был наш рекорд. Но вообще-то таких рекордов в истории мирового волейбола, может, и не бывало. Китаянки до этого много лет не про-игрывали ни на чемпионатах мира, ни на Олимпийских играх. А мы в Сеуле не считались фаворитами. Сборная пережила болезненный процесс перестройки, смены поколений. Ушли старые игроки, их сменили совсем молодые. Перестройка касалась не только состава. Изменились командная тактика, нюансы подготовки. В преддверии Сеула мы давно не вы-игрывали ничего серьезного. После победы на московской Олимпиаде прошло восемь лет. В Лос-Анджелесе мы не участвовали из-за бойкота. Имели место неудачи на чемпионатах мира – в 82‑м, в 86‑м. Поэтому представьте себе, какой была степень нашей мобилизации в той игре, сколько сил мы потеряли, чтобы разгромить Китай с таким счетом! Тогда еще не существовало современных методов восстановления…

– Что же вы сделали, чтобы остановить это катастрофическое отступление?

– Увидел, как «поплыла» Смирнова. Молоденькая ведь совсем, 20 лет, – и она была у нас ведущей нападающей. Очень сложно, почти невозможно в таком шуме что-то донести до скамейки. Мы не слышали друг друга. Не могли разговаривать. Я посадил ее на скамейку и сказал так громко, как только мог: «Ирочка, что мы расскажем твоей бабушке? Она же смотрит на тебя сейчас по телевизору. Ты хоть представляешь, что с ней сейчас происходит?». У Ирочки в глазах блеснули слезы, и она пошла на площадку. Немножко запаниковала Кириллова. Пришлось и ее ненадолго усадить на лавочку. Я не люблю делиться своими методами, но вам кое-что сейчас открою. Перед подачей я всегда прошу смотреть мне в глаза. Это одно из средств, очень действенных, когда они начинают терять ориентацию от усталости или по каким-то другим причинам.

– Вы так надежно оберегаете свои разработки… Когда вы решите их рассекретить, только на пенсии?

– Когда я встречу тренера, который так же, как и я, загорится мыслью создать совершенного человека. Сейчас тренеры работают очень однобоко. Все поголовно занимаются фитнесом. Сила, сила, сила, фитнес, фитнес, фитнес. А на первом месте должна стоять быстрота, затем ловкость и только после этого – сила, выносливость и прочее. Пожалуйста, живой пример – Ирина Кириллова.

Олимпийская чемпионка из нашей сеульской сборной, о которой мы с вами говорим. В 47 лет в прошлом году она, будучи не очень-то в форме, – ну, 47 лет ей, понимаете, да сколько она перед этим не играла, – вышла против «Омички». И вот мы с пасующей Кирилловой, вокруг которой девочки, не обученные таким вещам, – выдаем 52 процента атак первым темпом. В современном волейболе и 20 процентов считается очень хорошо! Теперь вы понимаете, что такое совершенный человек.

– А в Сеуле они все у вас были такими?

– Конечно. И Валентина Огиенко, и Кириллова, и Чебукина, и Сидоренко, и Никулина… Мы постоянно изобретали новые технические приемы. Сегодня ничего нового никто не создает. Ушла та красота движения, которая была, игра в защите, в нападении – больше нет того разнообразия тактических схем в атаке. К этому никто не стремится, зачем? Обидно.

– Кстати, об обиде. Николай Васильевич, вам не обидно, что эту великую победу часто вспоминают в связи с вашим монологом? Не вполне литературным монологом, выхваченным поднесенными к скамейке чуткими микрофонами? Вам приписывается также выражение, давно ставшее крылатым: «На баб надо орать». Действительно надо?

– Я никогда ничего подобного не говорил. Я даже не имею обыкновения произносить слово «баба», оно очень грубо и неприятно звучит. Напротив, много раз повторял и не устану повторять: женщине нужно внимание, и это прежде всего.

– Поэтому они и зовут вас папой?

– Теперь уже скорее прадедушкой (смеется). Да, в Сеуле я вынужден был повышать голос из-за шума. А те плохие слова… Они звучали не в адрес девочек. Меня «зафиксировал» технический канал. Я сидел на скамейке и сам с собой разговаривал. Я про себя это все говорил.

– Вас потом вызывали на ковер?

– Ни разу. Тогда все прекрасно поняли, что это было на самом деле. Домыслы, неверные трактовки возникли гораздо позже. Я их и обсуждать не желаю. На ковер за всю мою тренерскую карьеру меня вызывали один-единственный раз. И не после сеульской Олимпиады, а после поражения от Китая на Кубке мира. Тогда в Пекине вокруг советского посольства собралась демонстрация с плакатами «Мы победили СССР», «Советский Союз повержен» и что-то еще в этом роде. Мне пришлось давать объяснения, почему проиграли. Я все объяснил.

– А что представляли собой перуанки, если вернуться к финалу?

– Это была хорошая команда. Они даже выиграли Кубок мира. Но мы играли с ними товарищеские матчи перед Олимпиадой и из десяти отдали только один. Просто в финале мы вышли очень уставшими. Пошел эмоциональный провал.

– Мама одной волейболистки рассказывала мне, что Карполь гипнотизирует тебя, как удав. Ты сидишь перед ним, хочешь возразить, а не можешь.

– (Смеется.) Не замечал у себя таких способностей. Стараюсь всегда и пытался тогда, в Сеуле, убеждать логикой. Я говорил об ответственности перед Родиной. Но совесть должна быть у человека, чтобы он воспринял и услышал эти слова. У тех моих девочек она была…

ЧЕМПИОНКА СЕУЛА ИРИНА КИРИЛЛОВА: МЫ ПРЫГНУЛИ ЧЕРЕЗ ТРЕХМЕТРОВЫЙ ЗАБОР!

– Тот матч с Перу стал экстремальной ситуацией. В полном смысле слова. Я ничего не помню из этой игры. Люди в чрезвычайных ситуациях поднимают троллейбусы, перепрыгивают через трехметровые заборы, а потом не помнят и не могут объяснить, как они сделали это. Если бы мне тогда приказали допрыгнуть до потолка в зале, я допрыгнула бы, не рассуждая. При том что потолок был на высоте примерно 50 метров!

В чувство меня привели фотовспышки. Я рыдала в объятиях Валентины Огиенко, а нас с ней фотографировали. Чтобы я заплакала, меня нужно пытать смертными муками, да и то я их выдержу. Поэтому представьте себе, как велико было мое потрясение, если у меня потекли слезы. Потом этот кадр, опубликованный, к слову, в «Советском спорте», был назван лучшей фотографией Олимпиады в Сеуле…

ЧЕМПИОНКА СЕУЛА ВАЛЕНТИНА ОГИЕНКО: ПЛАКАЛИ ВСЕ…

– Хорошо, что Николай Васильевич смог докричаться до нас. Заставить нас понять, для чего мы вообще приехали в Сеул. В нас никто не видел будущих чемпионок. Так хотелось доказать, что это не так, что мы можем… И вот мы обыгрываем китаянок, у которых не могли выиграть с 1982 года! После этого вдруг взять вот так и отступить перед перуанками..? После финальной сирены заплакали все. Одновременно. Прямо на площадке. По ступенькам вниз бежали наши клубные тренеры. Они тоже плакали вместе с нами…

Рассказова И. Советский спорт



 

Рейтинг новости:
 (голосов: 4)


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме

Комментарии (0)

 

Добавление комментария

 

Информация

  Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.  
 

 
1959 настольный теннис, 1966 настольный теннис, 2011 настольный теннис, 2012 настольный теннис, 2013 настольный теннис, Table Tennis, Table tennis world, Алексей Ливенцов, Альгимантас Саунорис, Анатолий Амелин, Анатолий Строкатов, Андрей Мазунов, Большой теннис, Бронислава Балайшене, Валентин Иванов, Валентин Команов, Валентина Попова, Виктор Шергин, Владимир Воробьев, Владимир Мирский, Геннадий Аверин, Зоя Руднова, Ксения Туленкова, Лайма Балайшите, Настольный теннис РЕВЮ, ПЕРВЕНСТВО МОСКВЫ по Настольному ТЕННИСУ, Римас Пашкявичус, Роман Аваев, СССР настольный теннис, Саркис Сархаян, Сборная СССР по настольному теннису, Светлана Гринберг, Станислав Гомозков, ФНТР, Флюра Булатова, Шпрах, Эвелин Лесталь, Эдуард Фримерман, Юлия Прохорова, Яна Носкова, журнал настольный теннис, кинограмма, книга настольный теннис, настольный теннис, подачи в настольном теннисе, психология спорта, сборная России по настольному теннису, техника настольного тенниса, чемпионат СССР по настольному теннису, юмор настольный теннис

Показать все теги

^вверх^