Теннис | Настольный теннис | Волейбол | СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ | Настольный теннис СССР | Форум | Правила | Обратная связь | RSS | Рубрикатор |
Материалы нашего сайта посвящены популярным спортивным играм мячом через сетку - большому теннису, волейболу, настольному теннису. В публикациях широко представлены теория этих и других спортивных игр и атлетики в целом, а также некоторые аспекты философии спорта, спортивной психологии и медицины.
        » ФАКЕЛ ГАЗПРОМА - клуб настольного тенниса
Популярные спортивные игры
 

 
 
пример взаимопонимания между журналистами и судьями
СПОРТ ДОЛЖЕН ПРИНОСИТЬ РАДОСТЬ



Известный английский журналист Фрэнк Тэйлор, спортивный обозреватель лондонской газеты «Дейли мир-рор», в этом году был избран президентом Международной федерации спортивной прессы (АИПС). В дни Универсиады он находился в Москве, приехав сюда по приглашению Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР. Как и все почетные гости, Фрэнк Тейлор присутствовал на состязаниях, знакомился с Москвой, с ее спортивными сооружениями. И в то же время президент АИПС не забывал и о своем журналистском ремесле. Наравне с другими корреспондентами, освещавшими Всемирные студенческие игры, Фрэнк Тэйлор много работал, ежедневно передавая большие репортажи в редакцию «Дейли миррор». Одновременно он собирал материалы для будущей книги, в которой собирается рассказать о поездке в Советский Союз, о своих впечатлениях— спортивных и «неспортивных».

Думается, что эта книга выйдет в свет довольно скоро: Фрэнк Тэйлор — первоклассный журналист, пишущий чрезвычайно быстро и продуктивно. Его высокую профессиональную «форму» отмечали все, кто находился рядом с ним в дни пребывания в Москве. Именно поэтому разговор корреспондента журнала «Физкультура и спорт» с президентом АИПС начался с вопросов, представляющих чисто профессиональный интерес.
Спортивный журналист — кто он? За счет кого должны пополняться резервы спортивной журналистики — за счет известных в прошлом спортсменов, вступивших на новую стезю, или за счет тех, кто умеет владеть пером, но спорт знает в основном со стороны, с трибуны и никогда чемпионом и рекордсменом не был?

Этот вопрос очень важен. Это даже скорее не вопрос, а проблема, от правильного решения которой во многом зависит развитие всей спортивной журналистики, ее дальнейший прогресс. Мировой спорт бурно развивается, расширяется объем спортивной информации на газетных полосах, в передачах телевидения и радио. Крупнейшие международные состязания, и в первую очередь олимпийские игры, приковывают внимание миллионов и миллионов читателей, телезрителей, радиослушателей. Вот почему так остро стоит вопрос о профессиональной подготовке спортивных обозревателей, комментаторов. Озабочено этой проблемой и руководство АИПС. Ассоциация намечает провести различные семинары, в первую очередь для оказания помощи спортивной прессе развивающихся стран Африки и Азии.

Итак, кто приходит в спортивную журналистику и как приходит? Есть ли здесь какие-либо закономерности? Что думает по этому поводу, основываясь на личном опыте, Фрэнк Тэйлор?

— В детстве я мечтал стать или большим писателем, таким, как Михаил Шолохов, или большим спортсменом. Ни того, ни другого из меня не получилось. Писать и печататься начал рано, когда еще учился в школе. Разумеется, занимался спортом, играл в футбол. В 1939 году вступил добровольцем в армию. Участвовал в боях под Эль-Аламейном против экспедиционного корпуса Роммеля. Не бросал занятий спортом и в годы войны. Был чемпионом Британских военновоздушных сил в беге на 100 и 200 метров, выступал за сборную ВВС по футболу.

Когда закончилась война, вернулся в Англию. Получил предложение стать профессиональным футболистом. Мне было 24 года, и я решил, что для футбола это уже многовато. Пошел работать радиокомментатором, затем был спортивным комментатором в газете «Ньюс кроникл». Продолжительное время работал в «Дейли мейл». Жил в Манчестере и надолго связал свою судьбу футбольного обозревателя с командой «Манчестер Юнайтед». Сейчас, в «Дейли миррор», я основной обозреватель по футболу и легкой атлетике. Тираж газеты более четырех с половиной миллионов экземпляров, в спортивном отделе редакции работает 35 человек.

Типичен ли мой путь в спортивную журналистику? Думаю, что да, хотя сейчас у нас, в Англии, журналистами стали многие бывшие спортсмены с большим именем. Так, известный в прошлом футболист Бленчфлауэр работает обозревателем в «Санди экспресс», Бобби Мур теперь телекомментатор, да и Бобби Чарльтон тоже. Много людей пришло в журналистику из крикета и регби. Все они отлично знают то, о чем пишут, но я все же на первое место ставлю не профессиональное знание спорта, а профессиональное мастерство журналиста, его умение рассказать о состязаниях так, чтобы читателям было интересно, чтобы этот рассказ был не голым перечислением результатов, а раскрывал дух борьбы, был литературным произведением.

Система приглашения бывших звезд на роль спортивных обозревателей, комментаторов к тому же преследует подчас одну цель — погоню за громким именем. Но, с другой стороны, лично я против увлечения некоторых представителей прессы околоспортивными подробностями. В Англии на конноспортивных соревнованиях обычно работает много журналистов, но большинство из них не могут отличить одну лошадь от другой и поэтому пишут в основном о том, кто как был одет, кто что сказал и так далее. Можно ли назвать их спортивными журналистами? Вопрос спорный. Есть ли тут разумная золотая середина? Наверняка есть. Бобби Мур, к примеру, ведет телерепортажи о футбольных матчах не один, а вместе с комментатором, который не так глубоко понимает суть происходящего на поле, зато имеет хорошо подвешенный язык и может к месту рассказать любую футбольную историю. А Бобби Мур специализируется на трактовке и оценке чисто футбольных событий. Получается очень удачное сочетание.

Знать свой предмет... Эта простая истина предполагает непременную специализацию спортивного журналиста. В нашем деле не может быть всезнаек, сверхуниверсалов. Я уже говорил, что в нашей редакции 35 спортивных журналистов. Так вот, пятеро из них уделяют свое основное внимание футболу, двое — легкой атлетике, теннису и регби — тоже по два человека, крикету — три, а конному спорту — четыре. И каждому из них в своем виде спорта хватает достаточно дел, ведь мы ежедневно готовим шесть-девять страниц спортивной информации, а по воскресеньям до двенадцати...

Фрэнк Тэйлор 35 лет своей жизни посвятил спортивной журналистике. И все эти годы его основным уделом был и остается футбол. Фраза Тэйлора о том, что он надолго связал свою судьбу футбольного обозревателя с командой «Манчестер Юнайтед», дала повод задать ему вопрос о трагических событиях февраля 1958 года. Тогда в результате авиационной катастрофы, происшедшей в мюнхенском аэропорту, погибли почти все футболисты чемпиона Англии, а сам Тэйлор чудом остался жив.

Подробности этой трагедии Фрэнк Тэйлор помнит хорошо, да и к тому же в Англии вышло третье издание его книги, в которой изложены события теперь уже пятнадцатилетней давности. И опять наш разговор вернулся $ спортивной журналистике, правда, на этот раз не к проблемам ее, а к примеру, ярко иллюстрирующему верность служения ей.
— Неполадки в нашей машине начались в Мюнхене, куда мы прилетели из Белграда после ничейной встречи с командой «Црвена звезда» на Кубок европейских чемпионов. В аэропорту мы пробыли ровно час, успели выпить кофе и связаться с редакциями. Один из журналистов — Альф Кларк — диктовал отчет, увлекся и опоздал на самолет. Все остальные — 43 человека — поднялись на борт, и самолет вырулил на взлетную полосу. Однако через несколько минут нас по техническим причинам вернули назад, и обрадованный Кларк, уже успевший передать отчет, занял свое место рядом с нами. Мы снова стартовали и поднялись в воздух. И сразу почувствовали, как машину начало трясти, словно она разваливается. Из 44 человек 23 погибли, в их числе и Кларк. Мы в Англии помним его и говорим, что он погиб на журналистском посту...

Врачи насчитали у Фрэнка Тэйлора двадцать один перелом. (Сидевший впереди него молодой Бобби Чарльтон не получил ни единой царапины.) Ровно год провел Тэйлор в больнице, а ходить начал через восемнадцать месяцев после катастрофы. Он и сейчас заметно прихрамывает. Из Манчестера уехал и живет теперь в пригороде Лондона. Летать на самолетах не боится, вот только в скоростных лифтах почему-то иногда бледнеет... Фрэнка Тэйлора, президента АИПС, волнуют многие проблемы спортивной журналистики, которые злободневны и в практике советской спортивной прессы. В чем главная задача спортивных журналистов всех стран, к чему они должны стремиться в своей работе?
— Журналист—голос спорта и его глаза,— отвечает Фрэнк Тэйлор.— Он должен быть правдивым в своем творчестве и видеть за каждым результатом человека, а в каждом состязании— стремление молодых людей не только к соперничеству, но и к дружбе. Это тем более важно сейчас, когда мир стремится к сотрудничеству, когда наступила значительная разрядка международной напряженности. Каждый из нас должен следовать благородным принципам, отвечающим стремлению человечества к миру и счастливому будущему.

В этом плане богатую пищу для размышлений и выводов дала нам, спортивным журналистам, московская Универсиада, благотворный климат дружбы, который царил в вашей столице во время встреч спортсменов разных стран. На меня большое впечатление произвела объективность хозяев Универсиады— и судей, и зрителей. В последний день легкоатлетического турнира судейская коллегия дисквалифицировала советскую команду в мужской эстафете 4x400 метров. Мне было искренне жаль этих ребят, которые стремились к победе. Но они нарушили правила, и судьи поступили принципиально. На пресс-конференции я уже говорил о том, что была организована встреча журналистов с главным судьей. Это пример взаимопонимания между судьями и журналистами. А вообще этот случай ярко свидетельствует о высоких спортивных принципах Москвы, которые полностью соответствуют олимпийским принципам. Поэтому я буду очень рад, если именно Москва получит возможность в 1980 году провести у себя Олимпийские игры...

Фрэнк Тэйлор привел пример взаимопонимания между журналистами и судьями. А отношения между журналистами и спортсменами, журналистами и тренерами?—Эти проблемы являются «вечными» для всех, кто пишет о спорте, кто рассказывает о нем телезрителям и радиослушателям.
— Журналист,— Тэйлор говорит убежденно,— должен не просто регистрировать события, а высказывать свои оценки в отношении тех или иных спортсменов, манеры их поведения. Речь идет, таким образом, о воспитании атлетов. Вероятно, это одинаково необходимо и в практике английских журналистов, и их советских коллег. Мы, например, много возились с Бестом. Советовали ему забыть о саморекламе, легкомысленных увлечениях. Советовали прежде всего думать о футболе. Он не послушал нас, к чему это привело — известно...
Когда мы говорим о манере поведения, то всегда ссылаемся на тех спортсменов, которым можно подражать, которых считаем настоящими джентльменами, на Бобби Чарльтона, например. Мы высоко ценим советских спортсменов за манеру их поведения, в том числе и футболистов — многие из них популярны в Англии, а имя Льва Яшина по-прежнему обладает гипнотическим действием на английских любителей футбола. Правда, теперь у нас не менее популярны имена Турищевой и Корбут. Переоценить их мастерство трудно. И знаете, почему? Они сами получают удовольствие от своих выступлений и дарят радость людям. А спорт должен приносить радость и спортсменам, и зрителям. Я видел, как десятки тысяч зрителей на открытии Универсиады проявляли свое внимание к участникам Игр, проходившим перед трибунами Центрального стадиона с национальными флагами. Я уверен, что зрителям было приятно находиться на стадионе в эти торжественные минуты...

Фрэнк Тэйлор возвращается к проблеме взаимоотношений журналистов со спортсменами и тренерами и говорит:
— В то же время я считаю, что мы, журналисты, должны бережно относить ся к выдающимся атлетам, ведь они, подобно магниту, привлекают на стадионы тысячи юношей и девушек, которые хотят им подражать. Что же касается тренеров Фитнес обучение, то мне кажется, что журналисту необходимо иметь более широкий взгляд на вещи, нежели тренеру, он должен видеть то, чего не идно тренеру, хотя и тренер должен быть политиком, а не просто нянькой для спортсменов.
— Разумеется, в спорте есть множество других проблем,— говорит в заключение Фрэнк Тэйлор.— Я знаю, что советские журналисты много внимания уделяют в печати организационным проблемам спорта, всего вашего спортивного движения. У нас вопросы общего звучания поднимаются в основном в местной печати, вы же ставите вопросы общегосударственного значения. Но я также знаю, что и английским, и советским спортивным журналистам должны быть близки те высокие цели, о которых мы с вами уже говорили.

Фрэнк ТЭЙЛОР,
президент Международной федерации спортивной прессы


 
1959 настольный теннис, 1966 настольный теннис, 1982 настольный теннис, 1984 настольный теннис, 2011 настольный теннис, 2012 настольный теннис, 2013 настольный теннис, 2019 настольный теннис, Table Tennis, Table tennis world, Алексей Ливенцов, Анатолий Амелин, Анатолий Строкатов, Андрей Мазунов, Большой теннис, Валентин Иванов, Валентина Попова, Виктор Шергин, Владимир Воробьев, Владимир Мирский, Геннадий Аверин, Зоя Руднова, Ксения Туленкова, Лайма Балайшите, Настольный теннис РЕВЮ, ПЕРВЕНСТВО МОСКВЫ по Настольному ТЕННИСУ, Римас Пашкявичус, Роман Аваев, СССР настольный теннис, Саркис Сархаян, Сборная СССР по настольному теннису, Светлана Гринберг, Станислав Гомозков, ФНТР, Флюра Булатова, Чемпионат Европы по настольному теннису, Шпрах, Эвелин Лесталь, Эдуард Фримерман, Юлия Прохорова, журнал настольный теннис, кинограмма, книга настольный теннис, настольный теннис, психология спорта, сборная России по настольному теннису, чемпионат Москвы по настольному теннису, чемпионат России по настольному теннису, чемпионат СССР по настольному теннису, юмор настольный теннис

Показать все теги

^вверх^