Теннис | Настольный теннис | Волейбол | СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ | Настольный теннис СССР | Форум | Правила | Обратная связь | RSS | Рубрикатор |
Материалы нашего сайта посвящены популярным спортивным играм мячом через сетку - большому теннису, волейболу, настольному теннису. В публикациях широко представлены теория этих и других спортивных игр и атлетики в целом, а также некоторые аспекты философии спорта, спортивной психологии и медицины.
        » Topspin BH. Video
Популярные спортивные игры » Психология спорта
 

 
 

Предугадывание

19 октября 2006 | Автор: def  | Просмотров: 4433 |

      » 


Д.Я. Богданова
Занимательная психология спорта
М. ФиС 1993 стр 134-137

Предугадывание


Проблем познания человека человеком охватывает практически все явления человеческой психики. В советской психологии к ней было привлечено внимание академиком А. А. Бодалевым. Эту проблему следует выделить при рассмотрении тактического мышления спортсмена. Любое единоборство — это противоборство, в котором спортсмены ставят перед собой одинковую цель (каждый стремится к победе), но строят свои определенные планы-замыслы и стараются осуществить их. Естественно, что спортсмен значительно легче осуществит свой замысел, если навяжет его противнику и разрушит замысел последнего, разгадав его. Но ведь для этого необходимо учитывать возможные ходы противника, производить выбор действий за него, т. е. уметь становиться на его точку зрения, понимать его и думать за него. Это может позволить управлять поведением и действиями конкурента (что в психологии именуется довольно сложно — «рефлексивным управлением»). Прогнозируя, предвидя (опять сложный термин) действия противника, спортсмен достигает заслуженной победы. В противном случае она может быть в известной степени случайностью.
Понимание другого, оценка и мышление за другого должны сочетаться с пониманием себя и самооценкой. Только при этом условии рождаются и реализуются тактические планы-замыслы квалифицированных спортсменов.
Великолепной иллюстрацией этого является материал о составлении и реализации конкретного тактического плана ведения боя с определенным противником, приведенный известным советским боксером и тренером Аскольдом Лясотой. Речь идет о его финальном поединке на Спартакиаде народов СССР в 1956 году С Геннадием Шатковым, который был тогда чемпионом Европы. «Что и говорить, -— пишет А. Лясота, — за этот год Шатков значительно вырос. Это сложившийся мастер: у него мощный удар с обеих рук, да и тактически хорошо подготовлен. Но меня тревожило другое. Геннадий, как и я, работал на «контрах»... Ярко ОН это продемонстрировал в бою с Евгением Феофановым. Женя атаковал... и натыкался на его левую, и притом очень часто. Поразительная закономерность. Два раунда Шатков изматывал Феофанова, а в третьем окончательно завладел инициативой и стал хозяином ринга... боксировал с человеком, у которого твой же рисунок боя, трудно — думает А. Лясота. — Значит, мне нельзя работать на контратаках, а если нет, то выход один — темп».
С психологической точки зрения интересно проследить за практической реализацией задуманного А. Лясотой тактического плана. Вернемся к его воспоминаниям. «Я атакую стремительно и резко... Шатков контратакует... Все же мне удалось провести несколько ударов. Видимый успех окрылил менял, но. вскоре я пропустил несколько истречных прямых. Снова успеха нет. В перерыве подумал: а что если окончить бой нокаутом?! У меня же мощный, тяжелый удар!
Я забыл обо всем: теперь все мои надежды на один лишь удачный удар. Но Шатков оказался слишком осторожным. Он защищался плотно и набирал очки. В результате и второй раунд за ним. За короткую минуту отдыха перед решающим раундом я пережил больше, чем иной раз за целый бой. Как; я мог сорваться, подменить тонкую игру на ринге голым напором, грубым обменом.уда-рами!.. С опозданием я понимал, что нельзя делать ставку на нокаут. Нокаут допустим при условии явного технического превосходства над противником.., к тому же я плохо защищался... Теперь мне осталось сделать одно, почти невозможное: набрать в последнем раунде больше очков, чем мой соперник набрал в двух... Но" невозможное всегда остается невозможным: победу по очкам одержал Г. Шатков».
А в другом месте той же книги А. Лясота высказывается еще более выразительно о встрече уже с другим противником: «В перерыве стараюсь поставить себя на место противника. Что бы сделал я в подобной ситуации? Конечно, нападал бы! Поэтому моя задача — не дать ему провести атаку. Во время боя нелегко перестраивать тактику. Я даю противнику пересечь ринг, делаю вид, что готов защищаться, и внезапно атакую сам. Он растерян. Точный удар — и все кончено».
Приведенный материал свидетельствует, что за внешней стороной действий активная работа мысли спвртсмёнов, направленная на оценку и самооценку технических и тактических возможностей, на взвешивание всех «за» и «против» за себя и за соперника, на выдвижение гипотез, их проверку и изменение и т. д.
Столь же необходимо умение понимать партнера и думать за него. При полном понимании маневра партнера личную стратегию спортсмен строит так, чтобы его действия легко «читали» товарищи по команде и чтобы в то же время они сохраняли как можно большую неопределенность Для соперника. В некоторых видах спорта, например настольном теннисе, существует даже специальная жестикуляция, облегчающая взаимопонимание партнеров (перед подачей).

Однако понимание другого — задача достаточно сложная. Один из первых психологов спорта, экспериментально изучавших тактическое мышление теннисистов, Р. С. Абельская предлагала одному теннисисту заранее наметить план своих действий и вести в соответствии с ним игру, а второму —разгадать замысел первого. На схеме площадки фиксировались точки приземления мяча. Результаты опытов оказались неутешительными, даже печальными. Из 10 экспериментальных партий действия соперника были разгаданы лишь в трех случаях. Причем испытуемыми являлись квалифицированные спортсмены, а характер замыслов не отли-
чался большой сложностью. Первый игрок задумал играть длинно, с задней линии, не подпускать соперника к сетке, «убивать» мячи с воздуха. Играл он действительно в основном длинно, под левую руку соперника, у которого левый удар слабее правого. Была обнаружена и тенденция «убивать» мячи с лёта. Из 52 ударов, произведенных во время игры, длинных было 36, под левую руку — 36, выходов к.сетке — 4, ударов с лёта — 6. Второй игрок истолковал его.действия как стремление к сетке, предваряемое ударами под правую или левую.руку.
Еще эксперимент. Один игрок задумал вызывать соперника вперед к сетке и обводить. В его действиях своеобразно сочетались длинные и короткие удары: ряд длинных ударов удерживал соперника на задней линии площадки (подготовка к вызову), затем короткий удар (вызов к сетке) и снова длинный (обводка противника). Тенденция, вести игру именно указанным способом была выражена совершенно отчетливо в 34 разыгранных очках из 72. Соперник необоснованно интерпретировал эти действия как стремление выходить к ;сетке и заканчивать игру с воздуха.
Почти полное отсутствие правильного распознавания действий соперника,, предвзятое мнение о его тактических замыслах, некоторая косность в истолкованиях свидетельствуют об известной ограниченности в умении понимать, другого и думать за него. Вероятно, это связано с особенностями в подготовке спортсменов, с невниманием к развитию эмпатического умения (умения мыслить за другого, с его позиции).
Еще раз обратимся к мнению А- Лясоты. Уж очень точно его описание. «...Я часто в бою не мог разгадывать тактические планы своих соперников. Очень многие пытаются сравнить бокс с шахматами, подкрепляя это тем, что. шахматы и бокс требуют постоянного редугадывания замысла противника. А Харлампиев писал, что победить может лишь тот, кто думает, постоянно думает, даже под Градом ударов». «...Но невозможно сразу же научиться предугадывать действия противника. Для этого необходима практика. Я решил поначалу внимательно следить за боями моих друзей. Теперь я приходил на тренировки часа за два, садился в уголке и смотрел, как работают ребята, мысленно ставя себя на их место, проигрывал в голове все перипетии и встречи. Но часто, уходя из зала, никак не мог твердо ответить на вопрос, удалось ли мне разгадать замысел предполагаемых противников». Лишь постепенно активизируется эмпатические способности спортсмена, но это вполне развиваемое качество.


 

Рейтинг новости:
 (голосов: 2)


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме

Комментарии (0)

 

Добавление комментария

 

Информация

  Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.  
 

 
1959 настольный теннис, 1966 настольный теннис, 2011 настольный теннис, 2012 настольный теннис, 2013 настольный теннис, Table Tennis, Table tennis world, Алексей Ливенцов, Альгимантас Саунорис, Анатолий Амелин, Анатолий Строкатов, Андрей Мазунов, Большой теннис, Валентин Иванов, Валентин Команов, Валентина Попова, Виктор Шергин, Владимир Воробьев, Владимир Мирский, Владимир Самсонов, Геннадий Аверин, Зоя Руднова, Ксения Туленкова, Лайма Балайшите, Настольный теннис РЕВЮ, ПЕРВЕНСТВО МОСКВЫ по Настольному ТЕННИСУ, Римас Пашкявичус, Роман Аваев, СССР настольный теннис, Саркис Сархаян, Сборная СССР по настольному теннису, Светлана Гринберг, Станислав Гомозков, ФНТР, Флюра Булатова, Шпрах, Эвелин Лесталь, Эдуард Фримерман, Юлия Прохорова, Яна Носкова, журнал настольный теннис, кинограмма, книга настольный теннис, настольный теннис, подачи в настольном теннисе, психология спорта, сборная России по настольному теннису, техника настольного тенниса, чемпионат СССР по настольному теннису, юмор настольный теннис

Показать все теги

^вверх^