Теннис | Настольный теннис | Волейбол | СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ | Настольный теннис СССР | Форум | Правила | Обратная связь | RSS | Рубрикатор |
Материалы нашего сайта посвящены популярным спортивным играм мячом через сетку - большому теннису, волейболу, настольному теннису. В публикациях широко представлены теория этих и других спортивных игр и атлетики в целом, а также некоторые аспекты философии спорта, спортивной психологии и медицины.
        » Основы рукопашного боя - комплекс упражнений
Популярные спортивные игры » Волейбол » VB - публикации
 

 
 

Daimatsu Hirofumi. «Следуйте за мной»

15 августа 2007 | Автор: Су-27  | Просмотров: 30963 |



Daimatsu Hirofumi. «Следуйте за мной»


OCR&SpellCheck GNV

Daimatsu Hirofumi. «Следуйте за мной»
К ЧИТАТЕЛЯМ

Вряд ли кто из любителей волейбола не слышал о легендарной команде «Ничибо», принесшей славу японскому волейболу. Легендарной не только благодаря своим победам, но и потому, что очень уж много таинственного писалось о девушках с японских островов, об их сверхдлинных и жестких тренировках, проходивших при закрытых дверях. Писали много, но, увы, далеко не всегда достоверно, точно и правдиво. Может быть, именно это и заставило Хиробуми Даймацу, тренера женской волейбольной команды «Ничибо», взяться за перо. Его книга «Следуйте за мной» - это взволнованный рассказ о команде «Ничибо», о ее победах и неудачах, о внутреннем мире спортсменок. И рассказ этот, что называется, из первых рук. Свое наименование команда получила от названия текстильной фирмы, в которой работали игроки и тренер. Команда была создана руководством текстильной фирмы в рекламных целях, и во главе ее был поставлен служащий фирмы X. Даймацу, о чем свидетельствует напоминание автора, что успехи команды должны отражать благополучие фирмы.

Хирофуми Даймацу до начала тренерской деятельности окончил университет, а затем служил в армии. Одним словом, приступая к работе тренером, он имел за плечами и увлечение спортом в юношеские и студенческие годы, законченное образование и суровую жизнь солдата. Все это наложило отпечаток на формирование его взглядов на жизнь, и в частности на тренерскую работу.
«Если хочешь, то добьешься», «Только победа может принести славу в любительском спорте» - вот кредо тренера X. Даймацу.
В беседе с советским тренером Е. Горбачевым господин Даймацу сказал: «У нас в Японии по национальным традициям женщина не имеет равных прав с мужчиной. Она обязана во всем беспрекословно ему подчиняться. Например, стоит девушке выйти замуж, как она теряет право на занятие какой-либо общественной деятельностью, в том числе и спортом. Не скрою, согласно этим традициям, девушки полностью находятся у меня в повиновении. Любое мое распоряжение для них непреложный закон. Поэтому мне не приходится придумывать какие-либо особые меры наказания и поощрения. Самое большое поощрение для моих волейболисток - то, что я на них не сержусь...».
Добавлю к этому высказыванию Даймацу личные впечатления от пребывания в Японии. Во время Олимпийских игр вместе с группой наших тренеров я ехал в метро. На остановке в вагон вошла пожилая женщина. Один из нас тотчас же встал и уступил ей место. Женщина продолжала стоять. Мы подумали, что она не поняла приглашения на русском языке, и посмотрели по сторонам, пытаясь найти среди присутствующих человека, который помог бы нам объяснить пожилой женщине наше предложение. Но в глазах стоящих вокруг людей мы прочли только осуждение. И когда мы почти силой усадили женщину на сиденье, она низко опустила голову, явно избегая осуждающих взглядов своих соотечественников.
В олимпийской деревне я задал вопрос переводчице - студентке университета: «В каком возрасте в Японии девушки выходят замуж?» Она ответила: «Сейчас в 23-24 года, после получения образования и устройства на работу».- «Почему?» - «Для того чтобы сохранить свою самостоятельность. После замужества женщине труднее получить работу».
Я привел эти два примера в качестве комментария к высказыванию X. Даймацу о положении женщины в Японии. Наверняка за прошедшие с тех пор семь лет произошли какие-то сдвиги, но в 1964 году это было именно так.
Да, команда «Ничибо» - живая реклама, если так можно сказать - с ног до головы.
Все, что надето на игроках - трусы, майки, носки, тренировочные костюмы, шапочки, плащи,- отмечено эмблемой или надписью «Ничибо». Одно их появление, где бы то ни было, как бы говорило «Мы из «Ничибо», а такая текстильная фирма есть в Японии.
Надо сказать, что интересы фирмы совпали с интересами X. Даймацу, целью жизни которого являлось достижение славы. И, как он сам говорит, любыми способами. Действительно, слава в капиталистическом мире приносит власть, богатство, личное благополучие. Но только ли стремление к личной славе и к рекламе фирмь- руководило действиями Даймацу? А может, все-таки желание возвеличить престиж нации? Или редкая, фанатичная любовь к волейболу? Трудно дать однозначный ответ. И все же надо отдать должное X. Даймацу. Это - тренер-новатор, смело идущий на эксперимент ради достижения цели. Он смотрит далеко вперед, отказывается от игры 9X9, или азиатского волейбола, и переходит на систему 6X6, или к европейскому волейболу. Эта система открывает команде дорогу к завоеванию звания сильнейших в Японии, а главное -она дает единственный выход команде на широкую международную арену, а значит, к достижению заветной цели - золотым медалям чемпионок мира, а впоследствии и Олимпийских игр. Именно это стало целью жизни и тренировок X. Даймацу и его подопечных.
Этим самым X. Даймацу бросил, пока что негласный, вызов всем сильнейшим командам мира. Он высказывает определенное мнение -только победа в любительском спорте может вызывать удовлетворение, принести славу, известность. Вот моральная компенсация за усилия, приложенные в тренировках. Вечно вторые остаются в тени. Но для достижения победы на мировой арене надо сделать еще очень много. И прежде всего познать, изучить опыт признанных фаворитов мирового волейбола того времени - европейских команд. X. Даймацу садится за «волейбольную парту». Обкладывается учебниками, статьями, пособиями, изданными в других странах. И довольно быстро разбирается в секретах игры 6x6. Вот тут-то и проявился творческий подход X. Даймацу к изучению опыта противника. Он не копирует, не подражает. Даймацу определяет для своей команды наиболее оптимальные параметры построения игры. В основу тренировочной работы кладет свои принципы формирования команды, создания боеспособного коллектива, определения тактики игры, четкой игровой специализации, высокой дисциплины в быту и на площадке. Он воспитывает в волейболистках привычку к повседневному напряженному труду, к отрешенности от «земных благ» в молодые годы ради достижения высоких спортивных результатов. Он сам говорит, что если взялся за дело, то доводи его до конца.
Даймацу справедливо отмечает некоторую успокоенность волейболисток европейских стран, и в первую очередь советских спортсменок, до 1962 года не знавших себе равных на чемпионатах мира. И надо отметить, что до Московского чемпионата многие тренеры не воспринимали команду «Ничибо» всерьез, во всяком случае применяемые ею методы тренировки, боясь «перегрузить» своих спортсменок, особенно в дни соревнований. Нечего греха таить, многие европейские тренеры методы X. Даймацу относили к разряду «чудачеств», к каким-то специфическим особенностям положения женщин в Японии, особым взаимоотношениям тренера и игроков, т. е. свои выводы составляли по чисто внешним показателям, работоспособность японских девушек объясняли не столько фанатичным отношением их к тренировкам, сколько безропотным подчинением требованиям тренера. Прямо скажу, что многие говорили об этом с оттенком зависти. X. Даймацу и сам не скрывает своеобразного положения женщин в Японии. Но нельзя забывать и другое - он сам был примером ревностного отношения к работе на тренировках, что играло немалую роль во влиянии его на психологию игроков. На тренировках пот градом лился с него так же. как и с игроков. X. Даймацу предельно организован, фанатически целеустремлен в достижении цели. Он деспотичен и мягок, вдумчив и хитер. Умеет подчинить других своей цели.
Немногие европейские тренеры могут этим похвалиться. Отсюда и нотки зависти. Я сам знаю и испытал на себе, как трудно перевести девушек на большие объемы тренировочной работы. Но усилия Даймацу не пропали даром - его система сработала.
Немного истории. Появление японской команды в числе участников Бразильского чемпионата мира 1960 года было воспринято совершенно спокойно, но ее выигрыш у сильнейших команд мира - сборных Польши и Чехословакии произвел впечатление взрыва. Ведь только чемпионки мира - волейболистки Советского Союза в труднейшей борьбе, и то лишь в четвертой партии, смогли сломить сопротивление новичков! Победы над признанными фаворитами и второе место в соревнованиях - несомненный успех.
Теперь надо поближе познакомиться с соперницами в более спокойной обстановке у них дома. Команда «Ничибо» в 1961 - 1962 годах предпринимает турне по странам Европы, которое принесло ей славу непобедимой, Пресса, оценивая игру команды, изощрялась в хвалебных эпитетах: «Волшебницы волейбольного мяча», «Кудесницы с остоова Хонсю», «Дальневосточный тайфун».
Окончено турне. Собрано достаточно сведений и впечатлений об истинном положении дел в стране основных противников. Теперь можно сделать анализ, сравнения, выводы.

Наверно, одно из самых больших достоинств X. Даймацу как тренера заключается в постоянном поиске, совершенствовании методики подготовки команды на основе анализа и сравнения.
Да, X.Даймацу добился в своей тренерской работе очень большого успеха. Его популярность в Японии огромна. Пожалуй, он один из самых популярных тренеров в мировом волейболе!
Огромная работа, принесшая ему славу национального героя, не пропала даром - он избирается в парламент. А это признание заслуг перед Японией.
В конце 1964 года X.Даймацу, так же как и его пять учениц, составлявших костяк команды, покинули волейбольную площадку. Но от спорта не отошли. Почти все они работают на радио или в телекомпаниях (и тут помогли медали мировых и олимпийских чемпионок).
Нам удалось встретиться с X.Даймацу только в апреле 1967 года, во время турне нашей команды по Японии. Накануне меня предупредили, что в зале перед игрой X. Даймацу хочет приветствовать своего олимпийского коллегу. Не скрою, для меня это было несколько неожиданно. Ведь наши попытки по приезде в Японию встретиться с Даймацу наталкивались на ответ его секретарши, что господин X. Даймацу находится по делам парламента в командировке или он очень занят. И вдруг проявление внимания с его стороны! И встретились без свидетелей (не считая переводчика), т. е. без журналистов, которые буквально не давали Даймацу прохода. Естественно, меня интересовало мнение Даймацу о нашей команде, претерпевшей после олимпийских игр большие изменения в своем составе. Неожиданно он спросил: «Почему у ваших девушек кольца на руках? Это модно?» Я ответил, что спортсменки замужем. Тогда последовал ответ Даймацу и на мой вопрос: «По своим данным ваши волейболистки производят хорошее впечатление. Состав сильнее прошлого олимпийского (несмотря на сегодняшний проигрыш). Но, на мой взгляд, с ними ничего не удастся сделать - ведь они почти все замужние. Где начинается семейная жизнь, кончается волейбол». Я пробовал убедить Даймацу в обратном. Но он вежливо улыбнулся, пожал плечами и пожелал успеха, как мне показалось, с искренним сочувствием.
Следующая наша встреча с Даймацу состоялась в Мехико на Олимпийских играх. После первого игрового дня X.Даймацу сделал прогноз: «Мужская команда СССР - первая, на втором месте - команда Японии. Среди женских команд чемпион определится в игре СССР - Япония. В Японии сейчас нет сильного клуба, который сильней сборной. Поэтому Японию представляет сборный коллектив, а это не очень хорошо», После окончания игр Даймацу искренне поздравил нас с победой.
Позднее нам довелось встретиться с бывшим игроком основного состава «Ничибо» чемпионкой мира и олимпийских игр Ю.Хандой. Она работала в одной из многочисленных радиокомпаний Японии и приехала специально в Нагою комментировать по телевидению нашу игру. Веселая, общительная женщина, остроумная и приятная собеседница не производила впечатления человека, прожившего долгое время в невероятно трудных условиях. На мой вопрос о X.Даймацу Ханда ответила, что абсолютно ничего не может мне сказать о нем как о человеке, семьянине. Но все девушки из команды «Ничибо» обязаны ему всем, чего достигли в жизни. Да, он привил им трудолюбие и через огромные напряжения привел на вершину в спорте.
Назвав книгу «Следуйте за мной», автор как бы призывает следовать его примеру, взглядам на создание коллектива, игрового ансамбля, повторяя его методику подготовки команды, его методы воспитания, следовать его взглядам на жизнь.
Вряд ли мы можем слепо подражать X.Даймацу. Тем более что он сам был тренером-новатором и не терпел какого бы то ни было копирования. Но его опыт весьма поучителен. Осмыслив его методы тренировки, можно использовать их и при подготовке наших волейболистов, если, конечно, отбросить все худшее, что порождено обществом, окружающим Даймацу.
Мы, например, были свидетелями, когда он «разъяснял» девушкам свои требования не только словами, но применяя и физическое воздействие.
Мы категорически против таких методов тренировки. У нас применяются различные методические приемы для объяснения •содержания упражнения, развития у игрока тактического мышления.

Мысль, высказанная X. Даймацу, о том, что воля воспитывается презрением к травмам, заходит в его практике слишком далеко. На наших глазах во время разминки одна из спортсменок «Ничибо» подвернула ногу, повредив боковую связку коленного сустава. Травма довольно тяжелая. X. Даймацу, однако, никому не разрешил подойти к упавшей на пол спортсменке, а ее заставил встать и продолжать тренировку. И только после того как она, встав на больную ногу, вновь упала, сдерживая рыдания, он разрешил помочь капитану команды уйти ей с площадки. Даймацу категорически отверг предложение отвезти девушку в травматологический госпиталь. И только после настойчивых требований согласился на консультацию. Через два 'дня спортсменка вышла на игру. И несмотря на то, что она сильно хромала (фактически прыгала на одной ноге), была на площадке до конца встречи.
X.Даймацу ушел, ушли и олимпийские чемпионки (основной состав), но команда «Ничибо» существует. В первый год приняли эстафету спортсменки, бывшие в запасе. Через год состав изменился полностью. В команде осталась только Мацумура-младшая, участница Московского чемпионата мира, XVIII и XIX Олимпийских игр, капитан сборной команды Японии, старейший и опытнейший игрок.
При чтении книги «Следуйте за мной» нельзя забывать, что написана она человеком, который вырос и воспитывался в капиталистическом обществе. Конечно, это не могло не отразиться на взглядах Даймацу. Тем не менее, его книга позволяет познакомиться с основными требованиями, которые предъявляются сегодня к спортсмену высокого класса. И несмотря на специфичность языка, манеру изложения, она вызывает большой интерес. Ее с удовольствием прочтут специалисты и любители не только волейбола, но и других видов спорта.
О. ЧЕХОВ, заслуженный тренер СССР



ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА


В конце 1962 года меня как-то поймал молодой писатель Асакура-сан. Это было как раз в то время, когда я записывал на токийской телестудии серию интервью, которые брали у меня журналисты телевидения. К этому времени я превратился в «модного, известного» человека. Меня всюду преследовала толпа журналистов, которые, как известно, очень настойчивый народ. От этой журналистской шумихи у меня даже начался невроз. Легко понять поэтому, что, когда я встретился с Асакурой, первой моей мыслью было желание поскорей от него удрать. У меня было столько различных предложений о встречах с различным газетным людом, что я физически не смог бы их все осуществить. Но после того как мы немного поговорили с Асакурой, отношение к нему у меня постепенно стало меняться. Асакура-сан предложил мне написать книгу о себе, о команде «Ничибо». Поначалу такое предложение показалось мне утопичным. Я и говорить-то не мастак, а как представлю себе, что нужно что-то написать и что эти мои «творения» будут читать люди, то от одной лишь такой мысли меня бросало в дрожь. Однако мне чем-то очень импонировал этот молодой человек. Мы с ним люди разных профессий, но его жизненные убеждения оказались близки мне. Так же как и я, он признавал поговорку «если хочешь, то добьешься». Он чем-то напоминал мне моего младшего брата, и мы, в конце концов серьезно разговорились. Правда, этот разговор о книге не шел у пас совсем гладко, но постепенно мне передавалось его настроение, и я как-то поверил Асакуре, что мне действительно нужно написать такую книгу.
Первая проблема, которая сразу же возникла передо мной, была проблема времени. Современный человек чаще, чем следовало, говорит: «У меня совершенно нет свободного времени». Правда, за такой фразой нередко прячут свою лень или стараются показать свою важность и исключительность. Я тоже, очевидно, не лишен этого недостатка, но посудите сами. Выполняя днем обязанности служащего фирмы, я каждый вечер проводил по 6-7 часов в зале для тренировок. В таких условиях еще и писать книгу, мне думается, очень трудно. Все это я высказал Асакуре, по он предложил неплохой вариант. Он сказал: «Даймацу-сан, ведь у вас есть ваши дневники, рабочие записи, различные наблюдения! Этого материала вполне достаточно. Нужно лишь все это привести в порядок и немного обработать».
После того разговора прошел месяц. Обработка дневников оказалась на деле не простым занятием. Однако, как говорится, «взялся за гуж - не говори, что не дюж».
Но вот все позади. После того как все собрал воедино и написал, я даже немного влюбился в себя, так как получилось, по-моему, не плохо, учитывая то, что я первый раз взялся за перо.
В настоящее время и в общественной и в спортивной жизни большой интерес вызывают проблемы воспитания личности. В спорте это приобретает особенно важное значение в связи с олимпийскими играми, когда до предела обостряются моральные факторы и вопросы психологической подготовки спортсменов становятся чрезвычайно важными.
Мне думается, что с этой точки зрения читателю будет интересно познакомиться с тем, каким образом решались эти проблемы в команде «Ничибо». Я уверен, что мои методы работы со спортсменами встретят должное понимание и сочувствие у многих читателей, хотя найдутся и такие, для которых эти методы покажутся абсурдными.
Своей книгой я хотел бы вызвать некоторую заинтересованность опытом, накопленным мной по названным проблемам.
Хирофуми ДАЙМАЦУ


ЛАВРЫ И СЛЕЗЫ
ПЕРВЫЕ МГНОВЕНИЯ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ


Четвертый сет встречи сборной «Ничибо» и СССР. Сильнейший удар Масуо с левой части площадки ставит в этом матче точку. 15 : 3. По свистку главного судьи спортсменки выстраиваются у задних линий площадки. Победа! Голова гудит. Глаза застилает какой-то туман, и я почти ничего не вижу вокруг.
В зале гаснут прожекторы, заливавшие во время игры ярким светом площадку, и луч одного из них высвечивает в полумраке Флагшток с укрепленными на нем государственными флагами команд -участниц встречи.
По залу поплыли звуки японского гимна, медленно и торжественно стал подниматься вверх стяг Страны восходящего солнца, который развивался под действием мощных вентиляторов, очень искусно имитировавших ветер.
Слезы радости сами собой полились из глаз, и совсем уже ничего не стало видно. Выстроившиеся на площадке спортсменки тоже всхлипывают, и хотя поднимается флаг нашей страны и этикет предписывает провожать его взглядом, они не в силах это сделать. Головы опущены, стиснуты зубы, и, чтобы окончательно не разрыдаться, мои питомцы смотрят на пол.
Но вот церемония подъема флага окончилась, и спортсменки, сбившись в кучу, дают выход эмоциям. Здесь и объятия, и поцелуи, и слезы радости.
Спортсменки «Ничибо» окружают меня и, наперебой кричат: «Учитель, спасибо за науку, спасибо за все!»
Меня подхватывают женские руки, и вот я уже взлетаю под сводами зала, один, два, три раза...
Это происходило в Москве 20 октября 1962 года после очередной игры в третьей финальной подгруппе женского чемпионата мира по волейболу. Японская команда «Ничибо» после трехчасового спортивного сражения выиграла у своего главного соперника - сборной СССР. Нет слов, которыми бы я мог описать трудность этой победы. Это была победа, оплаченная жесткими тренировками, в течение которых у спортсменок не раз срывались проклятия и лились слезы.

Однако сейчас, в этот победный миг, кажется, мне простили все те мои жесткие требования и лишения, которые испытала команда до того, как она пришла к победе Спортсменки признавали правоту тех ужасных моих требований, которые трудно себе представить и с физической и с моральной точек зрения. Спортсменки прощали меня, хотя я и отнял у них несколько молодых лет, которые никогда уже не вернутся.
Вот такие мысли упрямо лезли в голову, и ни один писатель, сколь бы он красноречив ни был, не смог бы описать мое чувство безграничной свободы от какой-то непомерно тяжелой ноши, которую я наконец сбросил со своих плеч. Да, теперь я могу и умереть!!
Победу над советской сборной в этом матче мы рассматривали как выигрыш всего чемпионата. Хотя после этой встречи нам еще и предстояло встретиться с тремя сборными, но победа над ними, как говорится, была делом техники.
Для нас о самого начала было ясно, что только сборная СССР может преградить нам путь к высшей ступеньке пьедестала почета. В одной из газет, освещавших ход чемпионата, после этого матча появились такие строчки: «Эту встречу советской и японской сборных следует рассматривать как кульминационный момент всего чемпионата, и вопрос о чемпионе теперь уже решен».
В этот день во Дворце спорта в Лужниках присутствовали руководители КПСС и Советского правительства, а также знаменитые люди нашей планеты - первый космонавт Юрий Гагарин, космонавт Андриян Николаев и многие другие уважаемые лица. За ходом поединка следили не только несколько тысяч болельщиков, которые присутствовали во Дворце спорта, но и многие миллионы телезрителей.
Вполне понятно, какой высокий моральный настрой был у советских спортсменок, чувствовавших ту огромную надежду, которую на них возлагали советские болельщики. Еще более легко представить огромную радость, которую испытали мы, победив нашего грозного противника в этом труднейшем поединке. Если говорить обо мне, то я в своей жизни никогда еще ничего подобного не переживал.
Все члены нашей спортивной делегации обнимались, целовались, прыгали и кричали как дети. Эти крики, наверно, переходили все границы приличия, но никто ничего не помнил, так как для нас это была величайшая радость. Если бы нам потом все это показали на киноэкране мы были бы, наверное, очень смущены, и, очевидно, было очень смешно смотреть на наше ликование со стороны. Покинув площадку и очутившись в автобусе, я заметил, что у спортсменок какие-то блаженные лица, а у меня самого перед глазами еще и еще раз проходит только что окончившаяся игра.
Как мы и рассчитывали, оставшиеся матчи с другими сборными мы уверенно выиграли: счет 3 : 0 был зафиксирован и со сборной Бразилии, и со сборной Болгарии, и со сборной Чехословакии. После этих игр мы уже стали официальными чемпионами мира.
Относительно двух последних матчей в газетных комментариях, которые аккуратно по моей просьбе вырезала жена, говорилось следующее: «…23 октября, на шестой день Московского чемпионата мира начавшегося 18 октября все в том же знаменитом Дворце спорта в Лужниках, состоялась встреча японской и румынской сборных, входящих в финальную подгруппу чемпионата. Японки разгромили румынок со счетом 3:0. А 25 октября, когда во встрече со сборной Чехословакии сборная Японии выиграла первый сет, всем уже стало ясно, что новые чемпионы - волейболистки «Ничибо». Победа над чехами была поистине блестящей - всего лишь 35 минут потребовалось для того, чтобы противник сложил оружие. Это самая короткая встреча, которая была зафиксирована на Московском чемпионате». И еще: «...Румынки только и делали, что «гонялись за мячом». Блестящая техника и скорость японок, по существу, сразу же в самом начале подавили робкие попытки соперниц перейти в контратаки. Разнесся слух о «тихоокеанских колдуньях», силе которых остается только удивляться» (агентство Франс Пресс, 23 октября).
«В I960 году в Бразилии японская сборная впервые участвовала в форуме сильнейших команд мира, но уже тогда заняла второе место. Теперь, участвуя лишь второй раз в соревнованиях подобного масштаба, она стала чемпионом. Это поистине выдающееся спортивное достижение» (агентство Франс Пресс, 25 октября).
После окончания Московского чемпионата мы отправились в турне по Англии, где провели несколько товарищеских встреч, после чего перелетели в Америку. Но вот игры в Америке завершились, и на самолете американской авиакомпании «Пан-америкэн» мы наконец приземлились на родной земле в Токийском международном аэропорту Ханеда.


РАДОСТНЫЕ ВСТРЕЧИ В АЭРОПОРТУ
Едва мы сошли с трапа самолета, как попали в окружение многочисленной толпы болельщиков, которые держали в руках разноцветные флажки, цветы, транспаранты. «Поздравляем, поздравляем с победой!»-неслось отовсюду. И я и спортсменки были засыпаны цветами. Чувства, которые немного было улеглись после путешествия по Англии и Америке, с новой силой нахлынули на нас. Опять воскресли незабываемые мгновения после победы над советской сборной, наш гимн, звучащий под сводами Дворца спорта в Лужниках, и медленно поднимающийся вверх по флагштоку японский флаг.
Для меня это было время, когда я становился известным человеком, к которому пришла слава.
Ровно два месяца назад, когда наша сборная уезжала на чемпионат в Москву, в вестибюле этого же аэропорта я сказал репортерам: «Мы обязательно вернемся с золотыми медалями». И вот теперь здесь же я говорил: «Эти кубки мы завоевали в Москве». До каждой поры моего тела дошла радость от сознания того, что обещание свое мы выполнили.
Еще до чемпионата меня непрерывно преследовала мысль о том, что победа над сборной СССР означает победу в чемпионате. По крохам наращивая мастерство, напрягая все моральные и духовные силы, мы добились этой победы. В течение года непосредственно перед чемпионатом мы буквально как ломовые лошади выполнили огромный объем тренировок. И вот наш выигрыш у сборной СССР - результат этой титанической тренировочной работы.
С позиций спортсмена-любителя нет ничего выше, чем завоевание титула чемпиона мира. Если не ставить перед собой цель получить это звание, я думаю, не имеет смысла вообще играть. Поэтому стремление именно к победе я считаю естественным и законным чувством каждого спортсмена-любителя.
Раньше, во времена первых греческих олимпиад, уже сам факт участия в играх означал славу для спортсменов, которые даже если и не выходили победителями, особенно от этого не страдали. В общем-то и сегодня это положение сохраняется, и людей, которые придерживаются такого мнения о спортивных соревнованиях, очень много. Но, с другой стороны, и во времена древних олимпийских игр победитель выделялся особо! Например, чемпион в марафонском беге венчался лавровым венком. Так что и в те далекие дни желание не только участвовать, но и победить было для спортсменов естественным.
Я считаю, что в том событии, которое мы называем спортивным состязанием, какого масштаба бы оно ни было, главным является победа в нем. Поэтому в настоящее время, даже и участвуя в олимпийских играх или чемпионате мира, но не завоевав там первого места, вряд ли можно рассчитывать на славу и известность. Я еще раз подчеркиваю ту мысль, что сам факт участия в крупнейших соревнованиях сейчас не расценивается как большой успех. Поэтому, -то бы там ни говорили, нужна только победа, и для нее необходимо отдавать все свои силы. Я твердо уверен, что победа и только она является символом и духом современного любительского спорта.
Еще до прибытия на Московский чемпионат мы имели в своем активе 64 победы над различными командами мира, так что находились люди, которые уже тогда называли команду «Ничибо» первой командой миpa. Однако если не победить на мировом первенстве советскую сборную, 11-кратного чемпиона мира, какой смысл в титуле «первая команда мира»?

Другое дело в профессиональном спорте, где кроме славы существуют деньги, доход от самого факта участия в спортивном состязании. Наградой же в любительском спорте является только слава и известность. А они немыслимы без звания чемпионов мира.
Любительский спорт признает только победу. И вообще такая идеология присуща не только спорту, она пронизывает нашу повседневную жизнь, потому что смысл жизни человека - побеждать.


МОЕ ТВЕРДОЕ УБЕЖДЕНИЕ - ЕСЛИ ХОЧЕШЬ, ТО ДОБЬЕШЬСЯ.

Есть хорошая поговорка: «Жизнь есть борьба, борьба за победу». Пусть кажется, что достигнуть победы невозможно, но если будешь упорным, то одолеешь все трудности.
Наша команда «Ничибои своим собственным опытом подтвердила еще раз эту вечную истину.
Например, возьмем капитана «Ничибо» Касаи. Она проделала путь от безвестной и неловкой девушки, ученицы средней школы, до первой в мире волейболистки. Ей было всего 20 лет, но своим старанием, огромной волей, путем страшно тяжелых тренировок завоевала она этот титул. Она достигла мастерства не только с чисто спортивной точки зрений, но выросла и как человек. Такие спортсменки, как Касаи, составляющие костяк нашей команды, естественно, не могут не увлекать за собой и других.
Я постоянно думал над тем, как принцип «если хочешь, то добьешься» сделать принципом жизни всей команды, и а дальнейшем мы еще не раз вернемся к разговору об этом.
Теперь немного поговорим о принуждении и спросе с тех, кто решил добровольно заниматься каким-либо делом, в том числе и спортом. Сначала рассмотрим пример из обычной жизни.
У нас в стране существует обязательное 9-летнее образование, поэтому любой ученик учится в 9-летней школе не только по своему желанию, но и по требованию, которое предъявляет к нему общество.
Здесь мы не имеем права на элемент принуждения или повышенного спроса с учеников. Ведь учебу в 9-летней школе мы как бы навязали! Другое дело, когда речь идет о продолжении учебы в 10-12-м классах и дальше в средних и высших учебных заведениях. Эта учеба уже не является обязательной, и поступают сюда учиться добровольно. Значит, теперь мы уже имеем полное моральное право требовать с учащихся выполнения всех необходимых заданий.
То же самое и в спорте. Пришел играть в команду добровольно, так будь добр выполнять все требования тренеров. Да, эти требования порой тяжелы и могут со стороны показаться невыносимыми. Но нужно помнить также и то, что, поднимая на должную высоту спорт страны, ты тем самым поднимаешь престиж всей нации.

ВОСПОМИНАНИЯ МУЧАЮТ
Конечно же, лозунг «если хочешь, то добьешься» правилен и мудр, но чего стоит это «добьешься»! Нечего и говорить, что это ужасно тернистый путь. Он, по существу, означает отказ от всего постороннего с точки зрения спорта, полный отказ от развлечений.
Трудно вырваться вперед в учебе, если все будешь делать так, как другие, т. е. читать те же книжки, столько же времени тратить на домашние занятия, сон, развлечения и т. д. Точно так же трудно одержать победу и в спортивном соревновании, если будешь все делать только «как другие».
Сейчас в Японии много молодых людей, которые рассуждают примерно так: «Молодость один раз в жизни, пройдут года - не вернешь. Если не веселиться сейчас, то когда же? Откажешь себе сейчас - пропало навсегда». Такие люди воспевают только приятную молодость, жизнь без особых забот и тревог. Но ведь действительно, время летит, и что у них останется вспомнить потом? Только то, как они прожигали попусту это время?!
К сожалению, еще много молодежи у нас придерживается именно таких жизненных убеждений.
Нет, мы избрали другой путь. Спортсменки «Ничибо», не прерывая работы в компании, все свое свободное время посвящали тренировочным занятиям. Конечно, они частенько задумывались над тем, что, может быть, все это зря, может быть, не стоит так жертвовать своей молодостью. Не лучше ли, как и все, веселиться, ходить в кино, на танцы?
Конечно же, не раз такие мысли были у них в голове. Но вот мы чемпионы, и как признание того, что недаром потрачено время, не напрасно прожит в тяжелейшем напряжении не один год, спортсменки, позабыв свои горести, качают меня на руках и кричат: «Учитель, спасибо!»
Однако и в минуты ликования меня не покидали воспоминания о тех лишениях, которые спортсменки выдержали ради долгожданной победы. Сейчас, став чемпионами, мы были близки к полному счастью. Но разве не было счастьем творить эту победу, преодолевая все трудности?!

ПУТЬ К КОМАНДЕ-ЧЕМПИОНУ
ФОРМИРОВАНИЕ КОМАНДЫ «НИЧИБО»


В современном мире на спорт ложится большая моральная нагрузка. Спорт в определенной степени отражает международное положение той или иной страны в мире. Команда «Ничибо», которая является командой фирмы «Ничибо», решила своей игрой поднимать престиж своей компании. Она решила стать командой, которая никогда бы не проигрывала. Слаба команда - значит, слаба и фирма, а если команда всегда впереди других, то это означает, что и компания развивается но правильному пути и ей можно верить.
Такие мысли, видимо, соответствуют истине. Сейчас спортивную команду от какой-нибудь фирмы рассматривают как своеобразный барометр положения дел на самой фирме. Нам было совершенно ясно, что если команда «Ничибо» будет сильнейшей, то репутация фирмы «Ничибо» сразу же возрастет, что, в свою очередь, укрепит команду «Ничибо».
В 1958 году руководство фирмы решило собрать в одну команду лучших игроков с различных своих предприятий, создав таким образом сборную волейбольную команду «Ничибо». Мне было поручено провести эту работу в качестве старшего тренера вновь созданной команды. Здесь, пожалуй, стоит рассказать немного о себе. 18
В 1941 году я оканчивал последний курс университета и одновременно стал служащим компании «Ничибо». Я всегда увлекался спортом, поэтому согласился тренировать местную команду фабрики Амагасаки. И если уж я начал воспоминания, то следует отметить, что именно тогда были сделаны первые шаги к чемпионскому титулу.
В конце этого же года я был призван в армию и был направлен в Южную Азию, где принял участие в боях. После окончания войны я перебрался в город Осаку, где продолжил прерванную войной свою службу в «Ничибо», но теперь уже в главной конторе. Я снова начал по вечерам тренировать местную команду, но другой фабрики - Асикаги. Эта фабрика была расположена в пригороде Осаки, и мне приходилось ездить туда каждый день, а транспорт в те времена был ужасным.
Через некоторое время команда волейболисток Асикаги стала сильнейшей среди всех других команд страны. Добившись этого, я сочувствовал себя уверенней. Моей давнишней мечтой было собрать единую сборную фирмы, но я об этом никому не говорил и лишь готовил к этому моменту себя, твердо веря, что это когда-нибудь случится.
В течение последующих 5 лет я вплотную подошел к осуществлению этой мечты. Для меня - я могу сказать это без всякой рисовки - не имеют никакой силы различные цветистые разговоры и красивые фразы. Мощная команда фирмы говорит сама за себя и является своего рода витриной, показывающей принципы работы всей фирмы. Поэтому приказ, данный мне,- сделать команду сильнейшей я воспринял со всей серьезностью и старался, чтобы он правильно был понят и всеми спортсменками, которых я тренировал.
К этому времени у меня уже в основном определились принципы с командой, которые, как я думал, приведут меня к заветной - созданию самой сильной команды в Японии, а может, и не только Японии.
План был прост и вместе с тем невыразимо сложен - сначала стать чемпионом Японии, а затем и мира.


ПРЕЖДЕ ВСЕГО - СТАТЬ ЧЕМПИОНАМИ ЯПОНИИ
Практически можно считать, что уже в 1950 году был заложен Фундамент сборной «Ничибо». В народе говорят: «Если трамбовать иней, то можно получить лед». Однако все дела одним махом решать нельзя.
Итак, наша программа-минимум - завоевать титул чемпиона нашей страны. Приняв такое решение, я стал настраивать на него и всю команду. Спортсменки, которые в то время входили в команду, отличались от других девушек, работавших на фирме, пожалуй, только одним - они имели стройное тело и, когда учились в школе, немного играли в волейбол. Конечно, это были никому не известные девчата. Такими были Ханеда, Мацумура, Наода, а также и наш теперешний капитан Касаи. Они наверняка и не мечтали о званиях чемпионок мира.
Если говорить обо мне как спортсмене, то и моя спортивная слава не простиралась дальше волейбольной команды университета, которая принимала участие в чемпионате Японии. Мы, правда, два раза выходили победителями соревнований, но, по совести говоря, ничего собой не представляли.
Вот этот, состоявший из обычных, ничем не примечательных любителей волейбола, коллектив и отправился за короной чемпионов Японии. Игры в то время у нас проводились по так называемой азиатской системе, когда на площадке играло по 9 игроков каждой команды.
Прошло около 10 лет. Мы тренировались, не зная ни праздников, ни воскресений. Только тренировки сменяли одна другую. Это дало свои плоды: мы стали шестикратными чемпионами столицы, трехкратными чемпионами Японии, чемпионами среди команд, организованных фирмами, т. е. собрали все титулы внутри страны.
В этот же период мы начали переходить на европейскую систему, когда на площадке находятся 6 человек, проложив остальным командам Японии дорогу к мировому волейболу. В 1958 году команда «Ничибо» одержала сравнительно легкую победу на первом в истории японского волейбола турнире женских команд по европейской системе, который был одновременно отборочным для участия в первенстве мира.
Достигнув всего этого, мы прочно утвердились на первых ролях женского волейбола в Японии. У нас есть такая пословица: «Кто идет впереди, тот подчиняет себе других». «Ничибо» первой из японских команд начала играть по системе-6, т. е. с расстановкой 6 игроков на площадке, и стала командой, не знавшей в Японии себе равных. Однако все страны Европы и Америки уже давно играют по этой системе.
Поэтому понятно, что до тех пор, пока мы не станем действительными мастерами этой системы, нечего и думать выходить на международную арену и уже тем более побеждать в международных соревнованиях.
С 1959 года мы полностью перешли на европейскую систему и вступили на путь сверхинтенсивных тренировок и освоения современных идей в волейболе.

СТАРТ НА МИРОВОЙ АРЕНЕ
Сйстема-6, как известно, впервые появилась в Америке в 1895 году и. претерпев Целый ряд изменений, к 1918 году стала такой, какой она есть теперь. Затем эта система получила всеобщее признание в Европе и в настоящее время особенно сильную популярность завоевала в социалистических странах. После второй мировой войны СССР, естественно оказывал большое влияние на весь мировой волейбол, и прежде всего на страны народной демократии как в Европе, так и в Азии. Поэтому в таких азиатских странах, как КНР, КНДР, где раньше была распространена азиатская система (система-9), стала набирать мощь европейская система.
В настоящее время приверженцами азиатской системы остаются только несколько азиатских стран.
В 1960 году перед поездкой в турне по Европе и Америке приверженцы спстемы-9 так нас напутствовали: «Для Японии азиатская система является наиболее подходящей, так что вы должны быть популяризаторами ее за рубежом. Мы этого очень желаем». Однако, когда мы иногда пытались проводить это в жизнь, над нами смеялись: «Система-9 не является волейболом. Это скорее баскетбол. Система-6 позволяет демонстрировать большое индивидуальное и командное мастерство, она является идеальной волейбольной системой. Система-9 - это волейбол-урод. Система-6, несомненно, более спортивна, мужественна и зрительна».
Я считал, что система-9 для нас, японцев, наиболее подходяща, и отказывался от нее нелегко. Когда в 1958 году в Японии был организован первый турнир команд, играющих по системе-6, я еще раздумывал над тем, стоит ли нам принимать в нем участие. Однако со стороны руководителей Японской волейбольной федерации посыпались просьбы, чтобы «Ничибо» непременно выступила в этом турнире. Они утверждали, что если наша команда не будет играть, то какой же это турнир! Ведь тогда его спортивная значимость резко упадет! В конце концов «Ничибо» приняла участие в турнире и довольно легко одержала победу. Мы уже к этому времени научились сосредоточивать свои усилия на одном - все для победы.
Как ни жаль было расставаться с нашей азиатской системой, но я уже отчетливо понимал, что команде, которая хочет вступить в борьбу с волейбольными гигантами за мировое первенство, ничего не остается, как перейти на систему-6. Решив это для себя, я засел за капитальное изучение этой системы. С 1959 года можно считать, что мы перешли к практическому серьезному освоению этой системы. Кстати сказать, сами спортсменки оказались при этом менее консервативными, чем я. Еще в те времена, когда я только раздумывал, переходить ли на новую для нас систему, многие девушки говорили: «Учитель, европейская система более интересна, чем наша, давайте попробуем».
После первых наших опытов я тоже почувствовал, что система-6 очень привлекательна, хотя для ярых приверженцев системы-9 это и может показаться наигранным позерством с моей стороны. И действительно, для того чтобы перейти на новую систему, нужно заново отрабатывать технику, а для того чтобы побеждать другие команды, в том числе и зарубежные, нужно не просто освоить эту обычную технику, но и разработать новую, не похожую на прежнюю.
Итак, замахнувшись на чемпионский титул, я переключил свое внимание на разработку и отработку новой для нас техники, решив включить в нее и то полезное, что мы имели, играя по азиатской системе. Как я уже отмечал выше, история японского волейбола в европейском варианте насчитывает всего лишь несколько лет. Все основные зарубежные страны могут опираться на свой более чем 60-летний опыт игры по системе-6, мы же можем им противопоставить каких-нибудь 3-4 года.
Несмотря на го что команда «Ничибо» отлично доказала, что и японцы могут играть по системе-6, в Японии и в некоторых других азиатских странах все еще цепляются за ставшую анахронизмом систему-9. Это можно понять. Ведь очень трудно бросить то, к чему привык с детства. Кроме того, человеку вообще свойственно думать, что все, что он сделал, и есть верх совершенства. Но именно такие взгляды и тормозят прогресс и совершенство. Чтобы идти в ногу с современным волейболом, мы в Японии должны полностью перейти на европейскую систему, а для того, чтобы утвердиться на первых ролях, нужно иметь не отдельные, пусть даже и прекрасные, команды, а располагать массовой, многомиллионной армией любителей волейбола.

КОМАНДА, КОТОРАЯ НЕ ЗНАЕТ ПОРАЖЕНИЙ
10 октября 1962 года первая группа команды «Ничибо» прибыла для участия в четвертом женском первенстве мира по волейболу в Москву Корреспондент агентства Франс Пресс в интервью, взятом у меня, писал: «Тренер «Ничибо» заявил: «Японские девушки приехали за медалями чемпионов. И во время своего прошлогоднего турне по Европе они не знали поражений, но теперь «Ничибо» сильна как никогда раньше. Мы приготовили кое-что специально для этого чемпионата и, кроме того, неплохо изучили стиль и манеру игры нашего главного соперника - сборной СССР, так что все будет в порядке».
«Тайное оружие», которое я имел в виду, заключалось в отличной отработке приема мяча и передачи его с одновременным переворотом, спортсменки «Ничибо» могли обработать таким способом практически любой мяч. По своим физическим данным мы, конечно, уступали нашим соперницам, но мастерское владение защитными приемами и отличное выполнение подачи во многом обеспечили нам победу.

УРОКИ БРАЗИЛЬСКИХ БАТАЛИЙ
Команда «Ничибо», как известно, впервые вышла на международную арену в 1960 году, участвуя в третьем чемпионате мира, проходившем в Рио-де-Жанейро. Тогда «Ничибо», проиграв советской сборной, завоевала серебряные медали, но я, несмотря на это очень огорчился, так как еще раз убедился, что наша команда пока нее приобрела необходимой силы для победы над соперником такого экстра-класса, каким является советская сборная. Прежде всего мы были значительно слабее физически. Хилые тела наших спортсменок сразу бросались в глаза на фоне атлетически сложенных советских.
В условиях игры по системе-9, привычной для нас, когда площадку 9 человек, даже не обладая мощной мускулатурой, можно рассчитывать на приличную игру. Однако когда на такой же по размерам площадке играют 6 человек, причем это от природы слабые японки, то тут уже тяжело. Данное замечание я сделал, так сказать, с чисто арифметических позиций, т. е. с учетом того, что на одного игрока возрастает нагрузка примерно в 1,5 раза. Но нельзя не учитывать и того, что рост японских волейболисток в среднем ниже роста их европейских соперниц. Так что получается уже солидная разница, и мы попадаем в значительно худшее положение, чем наши соперницы. Ясно, что для победы необходимо было преодолеть физические недостатки, которыми «одарила» природа.
Несмотря ни на что, мы сумели уже на первом своем чемпионате оказать достойное сопротивление своим именитым соперникам. Однако это еще не было победой. Для победы мы должны создать солидное игровое преимущество над противником, тем самым как бы компенсируя нашу физическую слабость.
Подобные мысли все время приходили мне в голову, когда я наблюдал матчи бразильского чемпионата. Я прикидывал объемы тренировок, которые предстояло нам выполнить, и получалось что-то ужасное.
Мы и до этого чемпионата тренировались очень много. Часто тренировка проходила на грани физических возможностей спортсменок. Дело доходило до того, что девушки уже не в состоянии были отбивать мяч и вообще двигаться, а я все требовал, требовал продолжения, и они продолжали.
Одновременно с этой в общем-то обыкновенной интенсификацией тренировочных занятий я постоянно думал о новых технических возможностях и кое-чего добился.
В частности, девушки неплохо освоили прием мяча с одновременным кувырком через голову. Во многом техника исполнения этого приема была похожа на приемы «Укеми», которые составляют одну из частей борьбы дзю-до.
В дзю-до имеется много приемов с подсечками, бросками через бедро, через голову, когда спортсмен падает на ковер. Система «Укеми» специально разработана, чтобы вооружить спортсмена правильными методами приземления после бросков. Мастер «Укеми», даже будучи брошенным на ковер, попав на тот или иной прием, мгновенно может встать на ноги и продолжать дальнейшую борьбу. Нечто похожее представляет собой и прием мяча с последующим переворотом.
Одна из трудностей при приеме мяча с последующим переворотом заключается в чистоте его исполнения, чтобы прием мяча проходил в рамках волейбольных правил. Имеется и существенная разница между -приемами «Укеми» и в волейболе. Цель приема «Укеми» - правильно упасть и сохранить при этом силы. В волейболе же игрок, отбив мяч, должен быть как можно скорее готовым к приему нового мяча или к участию в продолжении атаки. Спортсменка, выбрав соответствующую позицию на площадке, принимает мяч, поднимает его, делает кувырок на полу и мгновенно снова встает на ноги. Кувырок может последовать в любую сторону в зависимости от первоначального направления движения игрока на мяч. По своей идее этот прием не представляет особого откровения. Кувырок здесь нужен только для погашения движения игрока. Но на практике! Чтобы стать мастерами этого мы обрекли себя на продолжительные и изнурительные тренировки.
От специалистов, посмотревших игру нашей «Ничибо», приходилось нередко слышать такие высказывания: «Вы играли удивительно, в вашей игре было много новинок. Каким же образом тренироваться, чтобы так играть?! То, что ваши девушки выделывают на площадке, зачастую выглядит более мужественно, чем игра мужчин».
Примерно такими же вопросами нас засыпали и во время европейского турне перед московским чемпионатом. Специалисты и непрестанно жужжали своими кинокамерами, снимая движения японских спортсменок.
У нас неплохо была отработана линия защиты, В ответ на сильнейшие нападающие удары наших соперниц, которые, используя отличные физические данные, пробивали с острых углов и с различных расстояний от сетки, спортсменки «Ничибо» с точностью вычислительной машины рассчитывали место приземления мячей, и принимали их, и мяч опять был в игре. Тем самым сводились на нет все усилия соперниц. Все это было действительно похоже на выступление акробатов - прием мяча, кувырок, и спортсменка опять на ногах. Соперницы, израсходовав много сил на такие пушечные удары, уставали, теряли точность и, как логическое заключение этого, проигрывали. В Рио-де-Жанейро устояла только сборная Советского Союза.

СДЕЛАЕМ НЕВОЗМОЖНОЕ
ПЯТИЧАСОВЫМ ТРЕНИРОВКАМ СОПЕРНИКОВ ПРОТИВОПОСТАВЛЯЕМ СЕМИЧАСОВЫЕ

Вряд ли кто в спортивном мире Японии не знает бывшего борца по сумо Ваканоху. Я с ним лично не был знаком, и мне не известно, сколько он времени уделял тренировкам. Однако меня часто сравнивают с Ваканохой, когда речь заходит об объемах тренировок, говоря: «Трудно сказать, кто больше тренировался - Ваканоха в сумо или Даймацу в волейболе».
Однако те, кто делает подобные сравнения, упускают одну существенную разницу между нами: Ваканоха - профессионал, а я тренирую спортсменок-любителей.
Каждому понятно, что спортсмен-профессионал может все свое время отдавать спорту, в то время как любитель посвящает ему только свой досуг.
Советская команда тренируется по 5 часов ежедневно. Мы же решили противопоставить этому 6-7 часов. Все спортсменки «Ничибо» обычно с 8 часов утра до 4- 6 часов вечера находятся на работе. И вот после этого начинаются б-7-часовые изнурительные, поглощающие все моральные и физические силы тренировки. Наша борьба за волейбольную корону началась с принятия решения о длительности ежедневных занятий.

ВРЕМЯ НА СОН СВОДИМ К МИНИМУМУ
Не только в спорте, но в любой работе или учебе одно из важнейших условий успеха - организация наилучшего режима. Создать правильные условия работы, тренировки, сна - значит, найти ключ к будущим победам.
Перед Московским чемпионатом я совершил две зарубежные поездки, и один из выводов, которые после этого сделал, сводился к тому, что заметное снижение боеспособности спортсменов вызывалось недостаточным сном.
Я знал, что это обязательно повторится и во время чемпионата в Москве. Поэтому нужно было добиться, чтобы спортсменки высыпались за более короткое время, чем это делает обычный человек. Нужно было Выработать привычку непродолжительного сна каждый день и при этом чувствовать себя отлично. Какие-либо искусственные меры здесь не годились. Мы решили добиться этого с помощью жесткого режима, тем более, что он естественно вытекал из наших возможностей. А именно: в 5 часов - начало работы, а примерно в 16 часов 30 минут - ее окончание. В 17 часов уже начало тренировки. В 18 часов 30 минут устраивался небольшой отдых, во время которого спортсменки съедали несколько катышков вареного риса. В 23 часа 30 минут - конец и затем полный ужин. После еды обязательно стирка. Отход ко сну в 1 - 2 часа ночи. Таким образом, на сон мы оставили 5 часов.

ДЕЛАЕМ НЕВОЗМОЖНОЕ
Конечно же, трудно приучать себя к такому короткому отдыху, но что не сделаешь ради того, чтобы быть первыми в мире! «Сначала не нравится - потом станет нормой» - вот что лежит в основе моих тренировок. Этот лозунг, возможно, покажется узурпаторством, если смотреть глазами стороннего наблюдателя, но я-то тренер.
Шло время. Очень часто мои требования казались спортсменкам невыполнимыми. Даже капитан «Ничибо» Касаи со слезами на глазах высказывала протест против казавшихся чрезмерными нагрузок. Я пресекал все разговоры, настаивая на том, что все это выполнимо и мы можем победить тренируясь только таким образом. На слезы я отвечал: «или мы справимся со всеми трудностями, или нам нечего делать на -чемпионате» Сделать невозможное - вот центральная установка при к первенству мира.

НЕ СЧИТАЯСЬ С ОБЩЕПРИНЯТЫМ МНЕНИЕМ
«Это уж слишком! Даже у меня сердце заболело, а я только зритель» - так говорил однажды президент ассоциации волейбола Японии после посещения тренировки нашей команды.
Другой мой товарищ, который также не раз присутствовал на наших занятиях часто повторял общепринятое мнение о методике обучения приема мячей с переворотом. В Японии, прежде чем приступить к непосредственным тренировкам с мячом, изучают курс «Укеми». Однако я категорически отверг эту установившуюся систему. К этому времени у меня уже был шестилетний опыт, и я кое-чему научился как тренер.
В первый период моей работы с командой «Ничибо», я, как и другие тренеры, по строго разработанной месячной программе проводил тренировки с самых азов.
Тренировки строились с учетом системы «Укеми». Через полгода я стал критически оценивать такую методику, так как желаемых результатов не получалось.
После долгих размышлений я понял, что хотя тренировочная нагрузка и была немалой, но рассчитана была она все же на выполнение женской командой. «Перед тобой женщина» - эта мысль все время подспудно присутствовала в моем сознании.


НЕ ДЕЛАТЬ РАЗНИЦЫ В ТРЕНИРОВКАХ ЖЕНЩИН И МУЖЧИН

Итак, я понял, что если проводить тренировку менее интенсивно только из-за того, кто тренируешь команду женщин, о победах нечего и думать. Сделав такой вывод, я начал перестраивать команду на «мужской» лад, и мы впервые стали побеждать другие команды.
Постепенно к этой новой системе привыкли и спортсменки. Может, это покажется удивительным, но чем тяжелее становились тренировки, тем спортсменки делались крепче физически и морально. Да и я сам, хотя ожидал улучшения результатов, но о таких разительных переменах и не мечтал. Спортсменки поверили мне. Наша команда как бы слилась воедино. Я управлял ею, как управляют своими руками и ногами, т. е. перестал думать о членах команды как о других людях, с которыми нужно соблюдать известные правила поведения. Когда имеешь дело со своим телом даже на грани изнеможения, можешь заставить его продолжать тренироваться, отрабатывая в сотый, тысячный раз тот или иной прием.
Я далек от мысли, что этот сугубо индивидуальный метод надо применять во всех случаях. Более того, я предвижу серьезные возражения. Но к такому методу тренировки я пришел в результате многочисленных экспериментов, и это не пустое проявление тренерского эгоизма.


ПРИВЫКАТЬ К ТРАВМАМ

В любом деле неуверенность недопустима, а в спорте особенно. При встрече двух соперников иногда можно в глазах одного прочитать неуверенность. Ясно, что серьезно он сопротивляться не сможет. Невозможно одерживать победы, если будешь чего-то бояться, где-то осторожничать.
Все это целиком и полностью относится к вопросу о травмах. Мы решили противопоставить боязни синяков и ушибов привычку к ним.
Эту привычку мы вырабатывали повышая общую физическую нагрузку. Спортсменки ни на минуту не прерывали тренировку, несмотря на полученные ушибы или легкие травмы. Сделав это правилом мы уже никогда от него не отступали.
Как я уже раньше упоминал, в Японии в основе изучения техники приема мяча с переворотом лежит система «Укеми». Я допускаю логичность того -то и в нашем случае мы бы должны начать с этой системы. Но я считал, что тратить на нее время - непозволительная роскошь. Мы перешли непосредственно к работе с мячом и совместили процесс технической подготовки с усиленной физической закалкой. Это была тяжелая наука. Подлетая к мячу, спортсменка поднимала его вверх и делала переворот-кувырок, мгновенно вставая на ноги. А навстречу уже летел второй мяч, и опять кувырок, и третий мяч, и четвертый. Таким образом, отбивая волну нападающих ударов. Волейболистка уже шаталась от усталости, но мой сердитый голос требовал: «Еще быстрее, легче, свободнее!»
Вывихнутые руки и пальцы, разбитые в кровь локти и бедра, синяки на спине и ягодицах - все эти травмы являлись постоянными спутниками наших тренировок. Но и получив травму, спортсменки не освобождались от тренировок. Дело доходило до того, ; что девушки сняв со своих рабочих стульев дэабутон (маленькие подушечки для сидения), привязывали их к больным местам и в таком виде продолжали тренироваться. Злые языки окрестили этот странный наряд костюмом «а ля Ничибо».
Но вот прошло 2-3 месяца труднейших занятий, и то, что ранее казалось невозможным, начало получаться, а отработка приема мяча с падением и переворотом стала обычной вещью. Конечно, небольшие травмы и ушибы продолжали появляться и распухших спин было более чем достаточно, но серьезные травмы постепенно сошли на нет. Я еще раз убедился, как велика сила самовнушения и бескомпромиссной тренировки. Спортсменки тоже почувствовали себя уверенней. Поистине - «если хочешь, то добьешься».

ЭТО НЕ ЛЕГКО
Разбирая вырезки из газет, которые регулярно делались мною во время Московского чемпионата, я нашел такие строчки о нашей команде: «Мы не хотим сейчас предсказывать победу или поражение японской сборной, но ее положение нельзя назвать стабильным. Спортсменки часто бывают простуженными или испытывают приступы болезни ,,бери-бери"». В действительности же положение было еще хуже, но вслух я этого никому не высказывал.
В статье, посвященной победе японок, журналисты отмечали: «Из 6 человек, находящихся на площадке, 4 имеют какую-нибудь травму, больны „бери-бери" или простужены. Но, несмотря на это, они с завидной легкостью продолжают побеждать соперников».
Да, действительно, на площадке были спортсменки, которые проводят тренировки, несмотря на травмы и ушибы, которые не отдыхают в обычном смысле этого слова. Это спортсменки, которые в критический момент всегда тверды и собранны, которые одерживают одну победу за другой в перерыве между тренировками, по объему превышающими здравый смысл. У них все направлено к одной цели - победить.

ШАГ ЗА ШАГОМ К МАСТЕРСТВУ
Глядя на головокружительные пируэты спортсменок при обработке мяча, удивляешься той легкости и простоте, с которой они это делают. Но простота эта только кажущаяся. Она явилась результатом ежедневных упорных тренировок, когда в течение полугода без единого дня отдыха отрабатывались разные приемы бесконечными повторениями Это естественно, так как любой успех немыслим без напряженного упорного труда.
Случались, конечно, и курьезы. Однажды школьник из Осака после игры нашей команды выбежал на площадку и с восхищением воскликнул: «Здорово! И как просто!», после чего неожиданно попытался проделать один из переворотов. Результат был печальным - его унесли со сломанной ключицей.
При постройке здания сначала возводят фундамент и только после этого переходят к дальнейшему строительству, кладя кирпич к кирпичу, блок к блоку. Мы, подобно этому наращивая свои основы, миллиметр за миллиметром продвигались по пути к мастерству.

СЮРПРИЗЫ «ЧЕРТОВОЙ» ПОДАЧИ
«Карусель» на площадке, прием мяча с переворотом - эти показанные японской командой, несомненно, привлекли внимание специалистов. Однако подача японских спортсменок приводила в смятение любого соперника, так что даже не специалисту ясно какую силу она представляет. Уже на бразильском чемпионате мира в 1960 году подача нашей сборной оказалась в центре внимания каждой команды. Спортивные обозреватели тогда отмечали: «Японская сборная обладает оригинальной техникой, но среди всех ее новинок особый интерес вызывает, несомненно, подача. Качающийся в полете мяч очень труден для приема. Важно также и то, что каждый член команды может выдать такой «сухой» мяч, и вообще при подачах мало брака. Какой же тренировкой японки сумели добиться такого результата?»
Мне часто приходилось отвечать на подобные вопросы. Обычно я говорил: «Если проанализировать наши победы, то можно заметить, что доля выигранных очков с подачи составит 1/3. Это своего рода дивиденты тех огромных усилий, которые мы затратили при отработке подачи. В процессе тренировок свыше 1/3 тренировочного времени мы отводим на подачу». Да, наша подача сделала своего рода переворот в современном женском волейболе.

САМОЕ МОЩНОЕ «СЕКРЕТНОЕ» ОРУЖИЕ
По моему мнению, главным фактором, который обеспечил нам победу над советской сборной, как, впрочем, и над остальными командами, явилось высокотехничное исполнение приема мяча с переворотом. Благодаря этому мы свели на нет одно из главных преимуществ советской команды - поток мощных нападающих ударов.
Однако советские специалисты придерживались иной точки зрения. Они считали, что таким фактором явилась наша подача, когда мяч то резко падает в ноги игроку, то в последний момент уходит в сторону, то летит таким образом, что очень трудно определить точку встречи с ним. В газетах писалось: «Такая техника, которая позволила японкам подавать «гуляющие мячи», явилась самым мощным «секретным» оружием японской сборной. До сих пор в Европе не видели такой оригинальной и результативной техники».
Действительно, при такой подаче мяч резко падает, едва перевалив через сетку, С легкой руки французской спортивной газеты ее стали называть «падающим листом». Это стало модным словечком, и техника подачи обсуждалась на всех уровнях - от специалистов до любителей.
Однако мы-то знаем, что если зазеваться и хотя бы немного остановиться на месте, то уже в недалеком будущем советская сборная освоит эту подачу, изобретет контрмеры и не оставит нам никаких надежд на победы. Ведь это же сборная СССР!


ИГРАТЬ ДО ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ

У спортсменок нашей команды выработалась потребность играть в волейбол в такой степени, что без тренировок они не знают, куда девать свои руки. Как-то в одном японском журнале появились фотографии, в этом смысле очень характерные для команды «Ничибо» Под ними было написано: «Команда «Ничибо» начала тренироваться уже на следующий день после возвращения из Москвы с чемпионским титулом». Да это так, причем в то время не было даже принято решение об участии нашей команды в олимпийском турнире.
Сначала казалось, что после выполнении поставленной цели победить сборную СССР, стать чемпионами мира можно ставить на точку. Но спортсменки без игр и тренировок становились грустными, буквально не находили себе места.
Благодаря длительным тренировкам игра стала потребностью «Ничибо». Они будут продолжать играть до самого последнего дня, хотя, быть может, и решили назавтра уйти из спорта. Капитан сборной «Ничибо» Касаи говорит: «Раньше мы думали, что, став чемпионами мира, бросим волейбол и тренировки. Но, добившись этого мы опять продолжаем заниматься. Это факт. Конечно, трудно сказать, что будет завтра. Но одно знаю твердо - будем продолжать играть накануне того дня, когда решим оставить волейбол, хотя бы начинались олимпийские игры».

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Один известный японский тренер по легкой атлетике на основании многочисленных наблюдений нашел такую интересную зависимость: при прыжках в высоту с разбега спортсменки-женщины могут брать высоту, превышающую их собственный рост на 5-10 см. Мужчины могут планку, установленную на 40-50 см выше их роста. Поэтому становится ясно, что мы, японцы, имеющие небольшой рост, затрачивая такую же энергию, как и наши соперники, объективно обречены на проигрыш. Это справедливо не только в легкой атлетике, но и в водных видах спорта, в баскетболе, волейболе и т.д. Правда, потихоньку это положение изменяется благодаря революции, произошедшей в последнее время в наших жилищно-бытовых условиях, в питании и т…п., но пока это в большей степени вопросы будущего, а сейчас факт - налицо - в физическом отношении японцы уступают спортсменам других стран. Очевидно, что необходимы особые пути компенсации этого природного недостатка.

ПРЕОДОЛЕВАЕМ ОТСТАВАНИЕ ПУТЕМ СВЕРХТРЕНИРОВОК
Как я уже говорил, мы имеем худшие физические данные, чем спортсмены других стран, однако поставив перед собой цель – победить всех, можем добиться этого путем проведения соответствующей Моральной и технической подготовки. Пусть это будет достигнуто даже ценой тяжелейших тренировок, которые превышают границу человеческих возможностей.
Твердо поверив в этот вариант достижения победы, я с первых дней формирования команды «Ничибо» в продолжение 10 лет продолжал наращивать объемы тренировочной работы так, что их бремя подчас становилось невыносимым. Эти тренировки выковали в спортсменках способность преодолевать огромные трудности.
Наряду с этим мы старались предусмотреть как можно больше мелочей. Взять хотя бы такой факт. Мы знали, что в Москве игры будут проводиться мячами венгерского производства. Многие последние тренировки перед чемпионатом проводились нами именно такими мячами. Это мелочь, но мы выдвинули лозунг - «Никаких неожиданностей!»- и боролись за его осуществление всеми способами.


ЗАРУБЕЖНОЕ ТУРНЕ И ЕГО ЦЕЛИ

Накануне чемпионата в Москве команда «Ничибо» совершила большое турне. В течение 2 месяцев мы встретились в товарищеских играх со многими европейскими командами и, одержав 22 победы, вернулись в Японию. Одной из главных целей, которую мы преследовали в этом турне, являлась проверка способностей нашей команды играть, так сказать, в походном режиме. Естественно, мы также разведывали силы противника и пробовали свои различные тактические варианты, но я отлично сознавал, что есть разница, и немалая, в том, где играть - у себя дома или за рубежом. Это я хотел показать и команде.
От многих наших авторитетных специалистов я слышал такие высказывания по поводу этой поездки: «Разве такое турне накануне мирового первенства не ведет к излишнему нервному и физическому переутомлению спортсменок?». Конечно, в таких словах есть много верного, но я все же решился на поездку.
Во-первых, это турне было в известной мере отдыхом для команды. Мы много совершали экскурсий, и не одна пара шпилек была сломана на улицах Парижа и других городов. Ну а во-вторых, нашей целью было добиться стабильных побед в условиях, отличных от домашних, близких к тем, в которых придется играть на чемпионате мира.
Мы продолжали соблюдать тот же режим, которым руководствовались дома, и отрабатывали непродолжительность сна (как и раньше, сон спортсменок не превышал по длительности 5 часов), т. е. на практике проверяли то, к чему готовились дома. Тем не менее неожиданных так сказать, «незапланированных» трудностей встречалось достаточно, и первой из них была проблема питания. Нам предлагали мало овощей, но много хлеба и мяса, что для японца очень непривычно. В конце концов справились и с этим. Таким образом, в какую бы обстановку мы ни попадали, мы сохраняли свою боеспособность.
Зарубежное турне явилось своеобразной тренировкой на приспособляемость, которая, несомненно, сыграла в дальнейшем свою положительную роль.

СКОРОСТЬ И «КАРУСЕЛЬ» НА ПЛОЩАДКЕ
Если сказать, что защита - это лучшее нападение, то многим такие слова покажутся странными. Однако в волейболе если нет железной защиты, то о каком нападении можно вести речь? Я уже не говорю о том, что без надежной защиты победа просто немыслима. Это мое твердое убеждение. Особенно ясно я увидел это после того, как мы перешли к играм по европейской системе. Понять это нетрудно. Если мы безошибочно будем принимать и отбивать все нападающие удары, то противник ничего не сможет сделать.
К такой стратегической ориентации команды на защиту мы пришли не сразу. Как и большинство других команд, «Ничибо» в начальный свой период азиатского волейбола, придерживалась сугубо нападающего варианта и основное усилие тратила на отработку силы и техники атакующих ударов. Когда же мы попробовали продолжать в том же духе играя по системе-6, то поняли, что это для нас невозможно, - настолько резко отличались условия игры. Это и понятно. Теперь 6 человек должны защищать ту же площадку, которую защищали 9 человек. С другой стороны, техника нападения как при системе-6, так и при системе-9 существенно не изменяется. Короче говоря, мы вынуждены были перейти на защитный вариант, так как японкам, имеющим короткие руки и тело, очень трудно играть на равных со своими зарубежными соперницами.
Теперь, очевидно, будет понятным, почему я ориентировал команду на отработку прежде всего безукоризненной защиты. Я также заметил, что при переходе к игре по системе-6 значительно возрастает число брака при приеме мяча, что опять же заставляет обратить на защиту самое пристальное внимание.
Итак, вырисовывается схема - глухая стена защиты путем приема мяча с переворотом - точная передача и завершающий атакующий удар. Над этой схемой мы в основном и работали на тренировках, исследуя ее различные варианты. Да, для того чтобы 6 человек без нарушений правил могли бы отлично отбивать мячи, посылаемые на их площадку, необходим бешеный темп и отточенная до совершенства техника, а добиться всего этого без напряженных тренировок невозможно. Многие, кто посещал наши тренировки, говорили, что они очень тяжелы для спортсменок. Однако я считал, что работать нужно еще интенсивней. Наверно, не случайно я получил прозвище «волейбольный дьявол». Бывший директор одной из фабрик «Ничибо» Киёмицу-сан после одной из наших тренировок, на которой он присутствовал, заметил: «Если говорить о принципах тренировок Даймацу, то они вполне разумны, но посмотрите на практическое их выполнение. Сказать, что они тяжелы, это значит ничего не сказать. Я тоже раньше был немного тренером и в этом деле кое-что понимаю. Я бы не выдержал такого напряжения».
Другой тренер, Одзима-сан, который дал для сборной «Ничибо» двух спортсменок - Мацумуру и Таниду, сказал по этому поводу следующее: «Раньше в тренировках существовали две четко выраженные линии, а именно совершенствование технических элементов игры и проведение физической подготовки. Эти линии шли как бы параллельно, не соприкасаясь друг с другом. Даймацу-сан, применив так называемую интегральную систему тренировок, слил в единое целое эти два аспекта, т. е. одновременно с физическим закаливанием спортсменок отрабатывал технические приемы. Я бы сказал, что это новый метод- метод Даймацу».

СУРОВЫЕ ДЕНЕЧКИ
Некоторые жены часто ворчат на своих мужей, которые очень любят посидеть дома, долго распивать чаи, приставать ко всем домашним со своими замечаниями. «Шел бы погулять, что ли» - вот обычный совет жены в таком случае. Я такого никогда не знал. У меня было все наоборот. Встав рано утром и покинув дом, я возвращался тута уже глубокой ночью, пожалуй, с единственным желанием - скорей заснутъ. Мои дети, которые были тогда еще школьниками, если и видели мня, то только спящим. Они всерьез говорили: «Какой же лентяй наш папа, он только и делает, что спит». Это может звучать как анекдот, но мы действительно видели друг друга только, так сказать, в лежачем положении. Даже в воскресенье я бежал на тренировку, и мне вдогонку неслось «Когда же ты перестанешь ходить на эти тренировки, только и знаешь что работу в компании да спорт!» Но что я мог ответить на это?
Мне было просто некогда говорить на эту тему. Правда, в воскресенье мы тренировались только до обеда. Замечу кстати, что ни спортсменки, ни я не имели дополнительно от фирмы ничего, кроме своей зарплаты, которую мы получали, работая как и все на фабрике. Мы жили по непреложному закону любительского спорта - тренировки только в свободное от работы время. Правление фирмы, стремясь хоть немного помочь нам, предлагало проводить тренировки и в рабочее время, но я категорически это отвергал. С этим соглашались и все участники нашей команды.
Наши товарищи видели, что нам приходится нелегко, и чем могли помогали нам. Например, в общежитии, где жили спортсменки, обычно в 10 вечера гасился свет - это сигнал отхода ко сну. Мои же девушки домой приходили поздно и на цыпочках, без всяких разговоров расходились по своим комнатам. Подруги волейболисток по комнатам всегда заботились о них и заранее стелили им постель.
Да все житейские невзгоды, недосыпание, отсутствие развлечений, мы терпели ради достижения одной цели - победы. Это было, пожалуй, для нас самым большим и серьезным испытанием. Мы жаждали победы тем более, что в случае поражения все наши усилия свелись бы нулю Поэтому для нас не было середины. Порой очень хотелось отдохнуть, выспаться, но мы не расслаблялись. Нас вдохновляла мечта о победе, помогая все переносить.
Принимая решение идти к победе, мы сами себя обрекли на каторжные ежедневные тренировки. Но одно дело решить что-либо на зеве», а другое - выполнять решение на практике. Поэтому как бы наступив на свои чувства и эмоции, я действительно превратился в дьявола. При этом я уставал значительно больше спортсменок, хотя это а может показаться на первый взгляд странным. Я подстегивал девушек криками, порой даже бранью, подлетая то к одной, то к другой.
Пожалуй, наибольшей жертвой, которую спортсменки приносили для нашей победы, была их молодость. Средний возраст команды был 26 лет, столько было моей жене. Но у нас было уже двое детей, которые ходили в школу. В Японии женщины такого возраста почти всегда замужем. Выйти замуж, иметь семью, детей - это желание вечно для любой женщины, а у многих девушек оно является главным и, может, даже единственным в их жизни. Ходить в кино, на танцы, в театр, увлекаться музыкой, чайной церемонией, икэбаной - вот что любит молодежь. Но если ты серьезно притязаешь на чемпионский титул, все это нужно забыть.
И вот я, как тренер, должен был следить за строгим соблюдением режима тренировок и должен был пресекать малейшие попытки свернуть с этого аскетического пути. Я требовал только одного - тренировки, тренировки и ничего кроме тренировок.
Сейчас нередко приходится слышать, с моей точки зрения, странный вопрос: «Разве все эти ваши требования не являются нечеловечными? Как вы можете так узурпировать девушек?»
«Ну, а к чему нас привело бы либеральничание? К поражению. Так стоит ли что-то делать наполовину» - вот такие мысли часто одолевали меня, порой не давая мне долго заснуть. Конечно, и спортсменки думали об этом не раз. Нечего и говорить о том, как беспокоились о своих дочерях родители и другие родственники.
Однако в современной жизни для выхода на передовые позиции нужно отдавать всего себя без остатка. Чтобы сделать невозможное возможным, требуются большие жертвы, и для достижения этой заветной цели мы должны были пройти через все муки ада.

И БОЛЕЗНИ ЛЕЧИЛИ... ТРЕНИРОВКАМИ
Говорят, что врач нашей сборной «Ничибо» Сирохата Нобуо как-то заметил: «Единственное, что разрешает делать Даймацу-сан, - это тренироваться и работать над физическим совершенствованием своего тела». Я же со своей стороны скажу, что без этого 55-летнего доктора, без его титанических усилий, которые он отдал команде, будучи ее врачом, нечего было и думать о первом месте.
Наш доктор не был тем человеком, с которым обычно ассоциируется у европейца понятие «врач команды». С точки зрения так называемого здравого смысла его понять, очевидно, невозможно. Не имей такого человека в команде, я бы не смог практически проводить в жизнь свой «безрассудно-жестокий метод».
В случае, когда обычный доктор предписывает полный покой, наш разрешал проведение тренировок. Очевидно, он верил в какие-то сверхсилы человека, которые не известны обычным людям.
В жизни каждого человека болезнь есть пустая и часто непозволительная трата времени. Тем не менее люди болеют, и нередко. Правда, есть и такие, которые за всю свою жизнь даже ни разу не простудились. Вот мы и взяли этих людей за образец для себя и строго придерживались такого взгляда на болезни. Попросту говоря, мы решили не болеть, а точнее, не делать из болезни больше того, что она есть на самом деле.
На пресс-конференции, которую мы проводили после победы па Московском чемпионате, спортивные журналисты задали такой вопрос нашему доктору: «Сирохата-сенсей, как мы заметили, Масуо и Танида были больны «бери-бери», многие другие спортсменки были простужены, а Миямото имела трещину в пальце. И вот, играя в таких условиях, команда отлично проводила встречи. Как же это так?» Сирохата в ответ широко улыбался. Он отвечал: «Да, для обычных спортсменок это было бы удивительно и непонятно. Но для наших спортсменок все эти помехи привычны. Они к ним привыкли, как привыкают к ежедневной чашке чая».
Как мы относились к болезням, показывает такой пример. У Масуо развилась хроническая болезнь почки, и врач поликлиники сказал, что если она и дальше будет заниматься волейболом, то все это может кончиться печально. Я же решил по-другому. Я внушил спортсменке, что если она «уйдет в свою болезнь», то обязательно будет серьезно болеть. Нужно не обращать на нее особого внимания, продолжать заниматься спортом, и болезнь в конце концов отступит, а потом спортсменка вообще забудет, что она когда-то болела. И последующий ход событий полностью подтвердил мою правоту.
Другая волейболистка, Танида, тоже была серьезно больна, длительно лечилась, но результата особого не было. Я ее не освободил от тренировок, так как и в этом случае был убежден, что без спорта она пропадет. Конечно, необходима была большая вера и сила духа, чтобы таким образом можно было лечить свои болезни.
Я придерживаюсь точки зрения, что для сохранения здоровья нужно заставлять себя ежедневно трудиться физически, причем делать это без так называемого отдыха. Здоровье - это состояние собранности, единое целое духа и мышц. Там, где появляется расслабленность, берет верх болезнь. Этого принципа я твердо придерживался в своей практической работе. Например, член сборной «Ничибо» Миямото, у которой обнаружили аппендицит, уже через неделю после операции приступила к тренировкам, а капитан нашей сборной Касаи, которая также перенесла аналогичную операцию, пришла в спортзал на 4-й день.
Доктор Сирохата вполне одобрял такие меры. Он говорил, в частности, об аппендиците, что если операция была благополучной и рана, полученная при оперировании, хорошо зашита, то нет существенных препятствий для легких тренировок. Может, это покажется читателю невероятным, но все было именно так.
Еще пример. Когда Миямото получила трещину в кости пальца, она не бросила тренировки. Точно так же поступила и Мацумура, когда после сильного удара сломала палец.
Касаи, у которой была распухшая от ушибов коленная чашечка, доктор говорил, что это не такая уж серьезная травма, чтобы бросать тренировки.
Таких случаев хоть отбавляй, но продолжение было одно: после оказания медицинской помощи, обезболивающих уколов и массажа спортсменки снова выходили на площадку и, стиснув зубы, продолжали прыгать и кувыркаться. Это для нас стало обычным.
Рассказывая все это, я меньше всего хочу похвастаться, какой я сильный тренер, что сумел внушить спортсменкам безразличие к боли. Может быть, мои методы далеко не безгрешны, но другого пути у нас, по-видимому, не было. Кстати сказать, такие же жесткие требования я предъявлял и к себе, так как если что-то требуешь от других, прежде всего должен выполнять это сам.
Режим жизни, который я предложил спортсменкам, исключил и вступление в брак и обычные развлечения, т. е., по существу, «привязал» девушек к мячу. Сам я тоже почти не бывал в своей семье, совершенно не заботился о карьере на службе, в общем, оправдывал звание «волейбольного дьявола», которым меня окрестили. Я видел, с какой тоской и завистью смотрели моя жена и дети на соседей, которые в часы отдыха ходили на экскурсии, в кино и т. д. Для меня было очень болезненным сознавать, что я лишал их таких радостей, и в ответ на их молчаливые просьбы только отводил в сторону глаза.
Здоровье мое тогда также было далеко не блестящим. Во время войны в южных джунглях я подхватил малярию и кроме разных мелких недугов заработал сильнейший ишиас. В довершение всего мой правый глаз почти ничего не видел. Он у меня все время побаливал. И вот однажды на тренировке мяч угодил мне в лицо, причем шнуровка ударила по больному глазу. Все очень забеспокоились, настаивали, чтобы я лег в больницу в Осака. Но я отверг все эти требования. Лечь в больницу - значит надолго прервать тренировки. Я удовлетворился амбулаторным лечением, и тренировки не были прерваны ни на один день.
Всех спортсменок нашей команды я считал своими младшими сестрами, я всю команду - моей большой семьей. Я думал о них все свое время и считал не вправе относиться к ним как к посторонним людям. В результате девушки стали послушны мне и сторицей вернули все то, что я вложил в них. Мы составляли одно гармоническое целое. Тяжелые тренировки спаяли нас в одну семью - «семью Даймацу», которая заслуженно завоевала чемпионский титул.

НАКОНЕЦ ЧЕМПИОНЫ

ИЗВЕЧНЫЙ СОПЕРНИК - СВОРНАЯ СССР
Классифицируя современный волейбол по имеющимся в нем стилям игры, можно отметить три направления. Первое из них можно назвать «мощь и сила». Его типичным представителем является советская сборная. Второе направление - «техника и изящество». Это школа чехословацкого волейбола. И, наконец, третье направление, котороe вышло на мировую волейбольную арену в 1960 году со времен бразильского чемпионата, - это японская школа. Основными элементами японской школы волейбола являются подача и прием мяча с переворотом.
И вот в 1962 году на спортивной площадке встретились представители двух волейбольных направлений - команда «Ничибо», которая приехала в Москву с твердым желанием победить, и сборная СССР, которая к этому времени в течение 11 лет была бессменным чемпионом мира.
Еще до поездки на чемпионат я ожидал, что расписание игр будет составлено таким образом, что встреча сборной СССР и «Ничибо» будет заключительной, так сказать, логическим завершением борьбы всего чемпионата. Однако эта встреча была назначена на 20-е число. Это была суббота, что было наиболее удобно для многочисленных любителей волейбола. За 30 минут до начала встречи обе команды начали разминку. И вот наконец перед нами советская сборная. О том, что это очень сильный соперник, я уже неоднократно писал. Советские спортсменки, возможно, и не допускали мысли, что только недавно
вышедшие на мировую арену спортсмены из маленькой островной страны восходящего солнца могут победить.
Наконец начался матч. Первый сет... С самого начала мы проигрывали 6 очков и несколько нервничали. Но постепенно счет выравнивается, однако мы проигрываем 14:16. В этой игре мы уступили той мощи и силе ударов, которые обрушили на нас советские девушки.
Второй сет... Мощь и боевая тактика советской сборной продолжают давить на нас. Я думаю о своих воспитанницах, которые уже ощущают холод поражения, хотя и не показывают это. Я воодушевляю спортсменок, и вот наконец на площадке «Ничибо», которую я знал на тренировках. Команда заиграла как одно целое, свободно и уверенно. Советская команда форсирует все свои силы, наваливаясь на нас всей мощью. Но победа за нами -15:7.
Этот второй сет был для нас решающим. Мы боролись не на жизнь, а на смерть. Техника была, пожалуй, на одинаковом уровне у обеих команд. Удары следовали один за другим. Все решало одно - у кого крепче нервы. Они оказались крепче у «Ничибо».
Третий сет... Игра была отчаянной. Казалось, еще миг - и волейбольная сетка вспыхнет от того огненного урагана, который вокруг нее разгорался.
Однако мне было уже заметно, что советская сборная постепенно сдает. Конечно, на нашей стороне был и еще один скрытый резерв - большая спортивная злость к королям волейбола. По мере продолжения сражения на площадке этот резерв духа все отчетливее давал свои результаты. Снова победа -15: 11.
Третий сет был своеобразным перевалом на пути к победе, который мы с честью преодолели. Советская сборная резко сдала после проигрыша в третьем сете.
В четвертом сете борьбы, по существу, уже не было. Мы легко выигрываем - 15:3. Наша победа была предрешена.
В повседневной жизни люди каждый день встречаются лицом к лицу, как бы экзаменуя друг друга. Такой очной ставкой-экзаменом и явилась встреча сборной СССР и «Ничибо». С учетом разминки до момента выявления победителя прошло 3 долгих, полных драматического напряжения часа.
Было мгновение, когда мы ясно увидели замешательство в глазах нашего противника. Мы не упустили этого шанса. Это случилось в третьем сете. Богиня победы улыбнулась японским девушкам. И если перед началом встречи, учитывая только физические факторы, можно было говорить о соотношении 4 против 6 в пользу сборной СССР, то теперь картина изменилась на обратную. У нас было 6 против 4.
На следующий день после этого матча советские газеты писали: «После последней встречи нашей сборной с японками прошло 2 года. Несомненно, что обе эти сборные обладают лучшими игроками в мире.
Японская сборная, посетив различные страны мира, повсюду одержала победы. Один успех следовал за другим, и создалось впечатление, что команда «Ничибо» абсолютно не знает поражений. Мы много слышали о ней хвалебного, но действительность превзошла все наши ожидания. Игра японок прекрасна»


БУДУЩЕЕ ЯПОНСКОГО СПОРТА

Я уже писал, что физическую мощь советской сборной можно оценить 6 баллами против наших 4. Такую оценку обеих команд я дал не случайно. Если взять практически и любой другой вид спорта, то японские спортсмены не получают с детства основы, которую закладывают в физическом воспитании советских детей еще в школе. По старой традиции в Японии начинают приобщать детей к овладению каким-либо видом искусства тогда, когда им исполняется 6 лет. А в известном японском театре «Но» обучение актерскому мастерству начинают с 7-летнего возраста. Конечно, этот возраст определен без каких-либо научных изысканий, так сказать, эмпирически, но несомненно - это было отражение большого опыта, который накоплен воспитателями.
В настоящее время находятся ученые, которые математическими методами установили связь между возрастом ребенка и возможностями этого возраста. Считается, что ученики 1-2-го классов со средними способностями в состоянии воспринимать математику, которую сейчас преподают в университетах. Поэтому возникают законные возражения против существующей школьной практики, когда хороших учеников распределяют по классам, стремясь нивелировать классы под некий средний уровень.
Возраст, с которого начинают обучать детей в школе, в настоящее время повсюду в мире примерно одинаков. Этот возраст выбран педагогами не только с точки зрения интеллектуальных возможностей ребенка, но и с учетом его физического развития. Если в начальном возрасте не заложить необходимой основы физического развития ребенка путем физической подготовки и закаливания организма, то это непременно скажется в зрелом возрасте, когда начинаются серьезные занятия спортом.
Именно такой основы и не получили игроки «Ничибо». Я часто говорил им: «Вы калеки. Ваша борьба против спортсменок СССР напоминает борьбу физически недоразвитого спортсмена с геркулесом. Чтобы выиграть у этих гигантов, необходимо проводить такие тренировки, которые бы позволили свести к нулю ту фору, которую имеет команда СССР». Вот именно поэтому спортсменки и должны были выдерживать ужасные тренировки, которые я неумолимо проводил.
Можно без преувеличения сказать, что японские спортсмены имеют между собой одно общее, а именно: они не получили той основы физической подготовки, которую необходимо приобретать еще в детстве.
Японские школьники только во второй половине своего пребывания в школе по своему выбору начинают обязательные занятия по физической подготовке. Часто таким видом является волейбол. В средней школе второй ступени они продолжают занятия по выбранной специализации. Однако при такой постановке системы физического воспитания трудно достигнуть мирового спортивного уровня.
Если сравнить эту систему с сельскохозяйственными процессами, то можно сказать, что японские спортсмены похожи на те растения, которые высеваются в грунт с неразвитой корневой системой, поэтому когда наступает осень - пора сбора урожая, эти растения не успевают достигнуть стадии зрелости. Правда, если проанализировать спортивные результаты, показанные в детском и юношеском возрасте, то японские дети намного опережают зарубежных сверстников. Однако потом их развитие резко замедляется, в то время как за рубежом юноши и девушки, наоборот, набирают силу.
Все эти довольно объективные обстоятельства ставят нас в неравное положение с нашими соперниками, и мы пока еще не можем оказывать в большинстве видов спорта серьезную конкуренцию им. То, чего добилась команда «Ничибо», было оплачено такой дорогой ценой, что вряд ли может быть типичным путем достижения мировых спортивных вершин для других наших спортсменов. Я еще и еще раз говорю, что без основ физического воспитания с раннего детства мы ничего серьезного не достигнем.


О СОВЕТСКИХ СПОРТСМЕНАХ

В Японии сейчас часто можно слышать разговоры о «внимании к человеку». Очень привлекательные слова, но если вдуматься в них, то пропадает ясность их понимания.
Например, как рассматривать их с точки зрения подготовки спортсменов? Мне кажется, что у нас, в Японии, это пока не выходит за рамки пустых разговоров. Вот в СССР больше делают, а не болтают. Конкретно. Там с самого начала поступления ребенка в школу уделяется значительное внимание его физическому развитию. Постоянно разучиваются упражнения, укрепляющие ноги, брюшной пресс, плечевой пояс. И это проводится в государственном масштабе. Примерно до 23 лет человек получает общефизическую подготовку. Конечно, в этот период спортсмен уже специализируется, но основные нагрузки по выбранному виду спорта приходятся в период 23-25 лет, когда окончательно выковывается зрелый спортивный боец. Все это и определяет те спортивные победы, которых они достигли.
Первые шаги к специализации делаются в 15 лет, когда дети начинают заниматься в различных спортивных секциях. После окончания средней школы они продолжают совершенствоваться в своем любимом виде спорта в институте, техникуме, на работе и т. д.
Вся эта система физической подготовки молодежи требует средств, и не малых. В СССР такие расходы несет государство. Те молодые люди, которые по тем или иным причинам не поступают в институты, продолжают свое физическое совершенствование в армии. И в этом случае занятия по физической подготовке проводятся высококвалифицированными тренерами - специалистами по различный видам спорта.
Таким образом, в СССР растят многомиллионную армию спортсменов, из которых потом и отбираются наиболее способные спортсмены для сборных команд, которые ведут борьбу на олимпийских играх и чемпионатах мира.

ОБ АМЕРИКАНСКИХ СПОРТСМЕНАХ
Если посмотреть на то, как затронутые выше вопросы решаются в США, то увидим следующее.
В послевоенное время во всех странах в значительной степени выросла детская преступность. В США в связи с этим спорт рассматривают как одну из действенных мер по разрешению этой серьезной проблемы. Поэтому в настоящее время наблюдается усиленное культивирование спорта среди американской молодежи.
В США считают, что необходимо свести к минимуму бесконтрольное время подростка. В первой половине дня ребенок находится в школе, и это время контролируется учителями. Но вот ребенок приходит из школы и в большинстве случаев предоставляется самому себе. Поэтому для организации досуга детей появляются различные спортивные клубы, где тренеры закладывают основы физического воспитания молодежи. Детям постепенно прививается любовь к спорту, и они одновременно с разумным времяпровождением приобретают интерес к нему. Вот из воспитанников таких многочисленных клубов и вырастают лучшие спортсмены США.
В современной Японии растут как на дрожжах клубы по игре гольф. Это подражание богатым странам мало дает для развития собственно спорта. Вступительные взносы в такие клубы большие, - как правило, 40-50 тыс. иен - и не по карману многим молодым парням Нам надо сосредоточивать свое внимание не на этих спортивны организациях, которые больше имеют отношение к моде, чем к спорту, на создании нормальных условий для подготовки наших спортивных команд к олимпийским играм.
Насколько важно как можно раньше начинать работать с юношами и девушками, показывает хотя бы пример Олимпийских игр в Мельбурне. Если взять плавание, то большинство призовых мест завоевали спортсмены в возрасте от 15 до 19 лет, причем на долю Австралии пришлось большинство медалей. В этом нет ничего удивительного, так как австралийские тренеры уделяют самое серьезное внимание работе с мальчиками и девочками в возрасте 8 лет и меньше. Вот такое решение вопроса можно считать серьезным, и оно заслуживает подражания.

СЛЕДУЙТЕ ЗА МНОЙ
Одна из встреч международных соревнований, проходивших в Чехословакии в 1961 году, до сих пор для меня незабываема. Это была встреча нашей сборной со сборной Чехословакии. Тогда нас впервые посетила радость победы на международных соревнованиях. Правда, эту радость нельзя сравнить с тем, что мы пережили, когда одолели советскую сборную, но и тогда мы были на седьмом небе.
В Чехословакии игры проводились на площадках, которые покрыты специальным порошком, в результате чего на них никогда не скапливается вода. Этот порошок красного цвета. И вот после изнурительного 2-часового поединка спортсменки выглядели как красные черти, так как крепко вымазались в этом порошке, падая бесконечное число раз на площадку. Спортсменки «Ничибо», не дождавшись церемонии окончания матча, окружили меня и прямо на площадке в порыве благодарности начали качать. Они кричали: «Учитель, спасибо!» - и подбрасывали меня вверх своими красными руками. Это, пожалуй, был первый случай, когда девушки таким способом выражали свою радость. Для меня это было довольно неожиданно, да, вероятно, и для самих спортсменок, хотя все выглядело очень естественно. Тем не менее в Японии трудно себе представить мужчину, подлетающего вверх на женских руках. Теперь же этим мужчиной был я.
Мы, японцы, обычно держим в себе различные эмоции, но в данном случае они переполнили души, и вся радость выплеснулась наружу. При подъеме японского флага спортсменки продолжали качать меня, а зрители, глядя на это, стоя приветствовали нас, очевидно «забыв», что перед ними противник.
Это произошло за год до того, как японский флаг поднялся на московском флагштоке.


МЕЖДУ ТРЕНЕРОМ И СПОРТСМЕНАМИ - ДОВЕРИЕ!

И на Бразильском и на Московском чемпионатах мира самым большим выражением чувства радости и единства нашего коллектива были слова спортсменок, обращенные ко мне: «Учитель, спасибо!». В этих словах было все: и радость победы над сильным противником, и прощение меня за те жестокие тренировки, которые я проводил. Нет, конечно, в эти мгновения радости не забыто то, что мы перенесли, но слово «спасибо» есть высшее проявление взаимного доверия между тренером и его воспитанниками. В Японии обо мне многие говорили так: «Даймацу - дьявол. Он заставляет страдать женщин». Но эти слова для меня были ничем в сравнении с моими собственными мыслями: «Ради чего я похитил молодость у этих людей? Ради того, чтобы завоевать первое место, но кому оно нужно?!»
Лавровый венок, увенчавший нас после победы, пожалуй, был ответом на все эти нелегкие вопросы, а слова «Учитель, спасибо» поставили все на свои места.
Я постоянно говорил спортсменкам, что человек всю свою жизнь воспитывается. С самого рождения и до конца дней своих он находится каждый день в стадии воспитания. Если человек не получает ежедневного урока воспитания, то он затормаживается в своем развитии.
Похоже, что так обстоит дело и в волейболе. Если ты начал играть, то должен тренироваться и совершенствоваться до того момента, пока не оставишь волейбол навсегда. Я хорошо понимал, что если даже однажды отменить тренировки, то наша команда сразу же будет отброшена назад такими волейбольными гигантами, как СССР. До тех пор, пока остаешься в команде, ты должен отдавать все свои силы избранному делу без каких бы то ни было поблажек для себя.
На тренировках я часто бывал партнером той или иной спортсменки. В среднем я посылал каждой из них по 100 мячей при отработке какого-либо приема. За тренировку получалось около 1000 ударов. Это тяжеловато даже для здорового, тренированного молодого спортсмена. Я же разменял к тому времени уже четвертый десяток. Нельзя забывать и о том, что работа, которую я выполнял на службе, была намного сложнее той, которую делали девушки. Все это давало мне полное моральное право говорить: «Делай, как я!»
К счастью, у нас не было особых размолвок со спортсменками. Все мои требования они аккуратно выполняли. Они, доверяли мне. Это доверие сыграло не последнюю роль в той победе, которую мы одержали в Москве.
Вспоминается такой случай. На тренировке перед матчем со сборной Польши Миямото повредила палец на правой руке. Она плакала и говорила: «Учитель, палец сломала посмотрите. он кривой». Меня это, конечно, очень огорчило, однако я не показал виду «Ничего, это небольшой вывих. Иди к доктору, он поможет. Перестань плакать, все пройдет», - так я успокаивал Миямото. Врач безоговорочно настаивал на покое. Но в моей практике аналогичные случаи уже были, и я сказал спортсменке: «Иди играй, это только вывих» Миямото туго забинтовала палец, и она сказала: «Ну, если только вывих, то конечно же, буду играть».
Всю последующую ночь девушка плохо спала из-за сильной боли в пальце, однако когда подошло время игры, вышла с забинтованным пальцем на площадку. Уже позже, на рентгеновском снимке, я увидел, что палец с трещиной.
Был и такой случай. В конце одной из встреч мяч попал в лицо Мацумуре. С плачем и криком «Ничего не вижу!» она покинула площадку. Врач принял сразу же соответствующие меры и посоветовал, чтобы спортсменка отдохнула. Но и в этом случае я выставил ее на игру. Кстати, это была встреча со сборной СССР. Все окончилось благополучно.
Многим покажется странным, но мы через все это прошли на тренировках. Другие вряд ли смогли бы играть в таких условиях, а мы смогли.
В этот же раз Масуо простудила ноги и получила сильное воспаление суставов. Ей было очень больно, но она ничем не выдала эту боль и продолжала играть так же, как и раньше. Такое поведение спортсменки «Ничибо» уже давно сделали для себя правилом. Глядя на все это со стороны, можно подумать, что наша команда знается с какими-нибудь духами. Но дело, конечно, не в «духах», а в моральном единстве команды, в безграничном доверии мне как тренеру. Если на тренировке спортсменка получает травму, то ей достаточно услышать от меня, что ничего нет страшного, чтобы она сразу же стала бодрой. Мои слова, наверное, оказывают на девушек какое-то магическое действие.
При принятии того или иного решения в каждом конкретном случае я советовался с нашим доктором Сирохатой. и мы вместе определяли степень заболевания спортсменки и опасности для ее здоровья. Всякий раз мы находили соответствующий режим тренировки, и болезнь постепенно отступала.

КОМАНДА И ТРЕНЕР ЕДИНЫ
Спортсменки и я составляли действительно одно целое. Я уже писал, что прежде чем нагружать волейболисток тяжелыми тренировками, я сам на себе все испытал. Это мой жизненный принцип - прежде чем заставлять людей что-нибудь делать, сделай это сам.
Если уж сейчас речь зашла о принципах, то хотелось бы сказать еще об одном. Я прививал спортсменкам взаимоотношения между отдельным членом команды и всем коллективом, которые можно выразить так: «Если не сделаю я, то кто же будет это делать за меня?».
Особенно наглядно такой принцип можно проследить на нашем капитане Касаи. Такие, как Касаи, составляют костяк нашей команды. Они никогда не покинут площадку, если имеют хотя бы малейшие силы для продолжения борьбы. В команде большинство спортсменок периодически сменяют друг друга, дают отдыхать себе. Эти же 6 основных игроков всегда в строю. Сознание того, что на них равняются и надеются, придает им какие-то дополнительные силы. Без таких, как они, мы бы не выстояли.
В интервью спортивным журналистам Касаи так говорила о своих обязанностях: «Капитан - это первый помощник тренера. Его обязанность - практическая реализация тех установок, которые дает команде тренер. Наша команда очень дружная. Скорее не я поддерживаю команду, а она меня. Мы понимаем друг друга без слов. Я думаю, что такой другой команды, как наша «Ничибо», в Японии нет».
Перед самым отъездом на чемпионат в Москву у меня было много административных дел, поэтому па тренировках, которые начинались в 16.30. я мог находиться не больше одного часа. В таких случаях тренировку за меня проводила Касаи. Интересно отметить, что, по отзывам подруг, ее тренировки были намного жестче, чем мои. Она самая старшая по возрасту в команде и относилась к спортсменкам, как строгая старшая сестра.
В одной из статей спортивных журналистов, посетивших наши тренировки перед Московским чемпионатом, было сказано: «Эти 6 спортсменок, которые выдерживают усиленный режим тренировок, хотя и теряют многое из того, чем занимается обычно молодежь, но и получают такие радостные переживания, которые доступны немногим из их сверстниц. Спортсменки, осуществляя свою цель - стать чемпионками мира, сознательно преодолевают трудности, стоящие на их пути. «Ничибо» выглядит как единый, спаянный коллектив».
Я целиком разделял эти слова и втайне от всех гордился своей командой. Ее часто называют командой-бригадой. Это, пожалуй, так на самом деле и в этом также заключаются определенные преимущества перед обычной сборной командой. Я - бригадир и, как действительный начальник в коллективе, один осуществляю всю подготовку команды, как моральную так и физическую. В нашем случае полностью действует принцип единоначалия. Не знаю, прав ли я, но когда командой руководит «коллективный» тренер, это может отразиться не лучшим образом на команде.
Возьмем для примера советскую сборную. Эта команда формируется из лучших игроков всей страны. Перед ответственными соревнованиями, такими, как, например, чемпионат мира, проводится длительный тренировочный сбор. В течение этого сбора тренерская группа из 8 человек отбирает лучших в сборную команду. Имеется отдельный тренер-психолог с соответствующим медицинским образованием. Имеется также несколько тренеров-специалистов по волейбольной игре.
Естественно, что эти 8 человек - разные люди, каждый из которых имеет свое собственное мнение, которое, очевидно, не всегда совпадает с мнением других (Говоря о «коллективном» тренере сборной «оманды СССР. Даймацу допускает неточности, видимо нечетко представляя себе структуру работы Федерации волейбола СССР. Отбор и утверждение кандидатского состава сборной страны проводится тренерским советом, куда входит тренеры ведущих команд и специалисты Федерации волейбола. Затем уже непосредственно тренеры сборной окончательно определяют ее состав и готовит команду и соревнованиям)
Все это не может не сказываться при работе со спортсменами. При такой системе подготовки команды каждый в отдельности ее член доводится до высшей точки совершенства, однако слияние этих отдельных индивидуумов в единую команду проходит с большими трудностями. Понятно, почему наша сыгранность часто поражает соперника.
В Москве я часто слышал такой вопрос: «Чем можно объяснить, что спортсменки играют так, как будто бы они долго перед этим читали одну и ту же книгу, которая является руководством по игре?»
На этот вопрос легко найти ответ, если помнить, что мы тренируемся целый год как единый коллектив, так что у спортсменок выработался внутренний ритм игры, когда они без слов понимают друг друга и делают именно то движение, которое необходимо в данной ситуации. Так или иначе, но было заметно, что даже тренеры сборной СССР были поражены нашей сыгранностью.


ЗАБУДЬ СВОЕ «Я»

Мне было 33 года, когда команда «Ничибо» стала чемпионом Японии, и я начал уже тогда мечтать о борьбе за мировую корону. Прежде всего нам нужно было освоить европейскую систему. Я точно не помню того момента, когда мы с девушками приняли окончательное решение, но хорошо запомнил тот день, когда они как одна ответили, что готовы многим пожертвовать ради завоевания золотых медалей чемпионок мира.
На чемпионате в Рио-де-Жанейро, где мы проиграли советским волейболисткам, стало ясно, что только через еще большее сплочение команды путем проведения усиленных тренировок можно одолеть «советский барьер».
Я часто говорил спортсменкам: «Забудь свое я». Мне кажется, что дух самопожертвования во имя идеи является высшим проявлением духовных способностей человека. Мы в волейболе сумели стать на такой путь и прошли его до конца, чего нельзя сказать о японском бейсболе. Здесь совсем другая картина.
В профессиональном бейсболе сейчас часто говорят об энергичном характере, так как многие спортсмены начинают роптать на режим тренировок, который им устраивают тренеры, желающие вывести свои команды в лучшие. Перед японским бейсболом встают такие же проблемы, как и перед нашим волейболом. Японские бейсболисты в значительной степени уступают своим американским соперникам. Но у наших бейсболистов пока не видно того желания победы, которое было у «Ничибо». Поэтому даже если у них и найдется свой «Даймацу-дьявол», то один он ничего не сделает.
Между прочим, слово «черт» было частым гостем на наших тренировках. Мы становились лицом друг к другу, и я посылал сильным ударом мяч спортсменке. С криком «к черту, к черту!» спортсменка отбивала его в мою сторону. На это «к черту» я говорил: «Ну, сдавайся, сдавайся» - и снова посылал мяч спортсменке. Вот так и стояло в зале «сдавайся» - «к черту». Эта полушутливая-полусерьезная игра-тренировка служила сближению между мной и спортсменками. Я требовал: «Мы должны каждый день хотя бы на тысячную долю миллиметра продвинуться вперед, так как за один день на 10-20 см продвинуться невозможно».
Я помню, как в армии отрабатывал 100, 1000 раз приветствие старшему начальнику. У нас в волейболе тоже невозможно обойтись без этих идиотских повторов. Но любое мастерство не может обойтись без элементов повторного характера. Даже умственно отсталый ребенок благодаря многократному повторению приобретает соответствующий навык. Если каждый день свое мастерство продвигать вперед на 1 мм, то в конце концов можно продвинуться и на 20 см.
Игра в «черта» на тренировках преследовала цель отработать не только технику приема, но и волевую закалку. Я часто прибегал и к другим различным приемам, чтобы как-то снять психологическую нагрузку, которую испытывала спортсменка во время длительной и тяжелой тренировки. Наш капитан Касаи рассказывает об этом так: «В процессе наших напряженных тренировок учитель то пошутит, то рассмешит нас. Он почти никогда не называл нас нашими именами, а придумывал смешные прозвища. Например, меня он звал «лошадкой», а Миямото - «ветреной». Улыбка «дьявола» имеет отрицательный смысл, но в нашем случае все было наоборот, и когда он называл нас прозвищами, это было очень неожиданно и смешно. Все это по-домашнему согревало сердца спортсменок».
Так день за днем мы продолжали тренироваться. Только в воскресенье всей командой мы ездили в Осака и ходили в кинотеатр. Правда, и это было не каждое воскресенье, а только 2 раза в месяц. После сеанса мы немного гуляли. Девушки, как дети, выпрашивали у меня мороженое и с удовольствием его уплетали. Мое «дьявольское» сердце в такие минуты превращалось в сердце Будды, и часто сами собой навертывались на глаза слезы.


УСЛОВИЯ ДОСТИЖЕНИЯ ПОБЕДЫ


О ХАРАКТЕРАХ
Когда, встречаясь в высшей подгруппе на Московском чемпионате, мы победили команду Польши, одна из московских газет, вспоминая Бразильский чемпионат 1960 года, писала следующее: «Очевидно, для польской сборной, как ни для какой другой команды, памятен день 31 октября 1960 года - почти два года назад. В этот день именно польские волейболистки первыми из европейских команд приняли на себя тот дождевой ливень подач, который обрушили на них японки. Жребий виноват в том, что и на нынешнем чемпионате повторилась та же картина - опять японский тайфун обрушился на польскую сборную раньше, чем на другие команды.
Японские спортсменки тогда проводили свои тренировки при «закрытых дверях». Их тренер наложил «табу» на все интервью с ними. Каким бы ни был безобидным вопрос журналиста, лица японок оставались каменными, и ничего на них нельзя было прочесть.
Польские спортсменки провели время перед матчем не лучшим образом. Они накануне встречи полдня загорали на морском пляже. За это команда заплатила дорогой ценой - на следующий день японки разгромили ее со счетом 3:0. Многие отказывались понимать это событие».
Ну что ж, тайфун так тайфун - вопрос не в том, как нас назовут, но мне кажется, что эта статья охарактеризовала нас несколько однобоко.
Перед отъездом на Московский чемпионат мы в октябре - ноябре провели несколько товарищеских матчей, совершая турне по европейским странам. При этом кроме поездок к месту проведения соревнований мы не делали никаких других экскурсионных вылазок. Спортсменки знали только одно - тренировки и тренировки. Даже для того, чтобы написать домой письма, у них было время только после 2 часов ночи. Без закаленной воли нечего было и думать о соблюдении такого режима.
Эти же волевые усилия спортсменки проявили и во время встречи со сборной СССР. Ни тени замешательства не было заметно на лицах наших девушек, когда они проиграли первый сет. Капитан Касаи тогда сказала: «Хотя и проиграли первую игру, во что бы то ни стало устоим». Вот это и есть проявление истинного бойцовского характера, смелости и решительности в трудную минуту.
Мне как-то говорила мать Касаи, что еще когда та была девчонкой, то уже проявляла завидную твердость характера. Многие из нас такими качествами не обладали. Однако, следуя известной поговорке «исправлять одним ударом», можно не только укрепить свое тело, но и волю.
В настоящее время наши задачи по воспитанию японской молодежи заключаются в том, чтобы добиться координации воздействия на нее семьи и школы на пути совершенствования духовных сил ребенка.
Однако повсюду наблюдается слабое внимание к этим серьезным вопросам. Дети не имеют характера, а воспитатели забыли, что такое «любовный хлыст». Сейчас почему-то на этот метод воспитания наложен строгий запрет.
Как-то один 50-летний школьный учитель рассказывал мне о себе. Выглядел он очень крепким человеком, прекрасно владел «кендо» (Искусство фехтования на японских мечах). Родился он в Токио и был в детстве слабеньким мальчиком, часто плакал. Мать, обеспокоенная тем, что ее старший сын так слаб физически и душевно, приняла свои меры. Когда он приходил с улицы заплаканным, она его не впускала в дом, приговаривая: «Пока будешь реветь, не пущу». Она добилась своего.
Сейчас многие родители, уступая плачу детей, выполняют их просьбы. Например, дают поздно вечером ребенку есть. Да и сами-то родители тоже не отличаются волевым характером. Немногие подставляют голову под холодную воду, чтобы прогнать сонливость.
Профессор Икеда в своей книге по воспитанию приводит пример, как в английских аристократических колледжах жесткость воспитания заменена предоставлением воспитанникам свободы, и при этом проповедуется «уважение личности». Утверждается, что Англия гордится своими подобными традициями.
Для меня все это звучит довольно странно. Я сторонник поговорки «в здоровом теле - здоровый дух». Действительно, характер подростка во многом определяется его физическим воспитанием. Различные состязания дают возможность юноше проявить силу своего тела. А если нет этой силы, то о каком духе можно говорить. В физической мощи тела концентрируется сила, которая дает возможность с самого начала управлять своим соперником.
Дух нашей команды, который можно выразить словами «только победа», родился не из пустых молитвенных заклинаний «победить, победить». Нет, он появился в результате повседневного упорства. Можно сказать, что это результат осуществления нашего игрового принципа «летающего мяча», который мы абсолютизировали. Мы добивались такой игры, чтобы мяч был все время в воздухе и ни на мгновение не касался площадки. Касание мячом пола, его падение мы рассматривали как поражение. Мы также добивались того, чтобы спортсменки играли не обращая внимания на ушибы, ранения, болезни. Только игра, абсолютизация игры! Как бы ни было трудно, в каком бы ты положении ни находился,- все равно необходимо идти на мяч и его обработать. Для «Ничибо» этот дух выражался s конкретных стратегических и тактических установках - завоевание 1-го места в Японии, а затем и в мире.

ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ
Если у спортсменов нет базы, опираясь на которую они бы могли наращивать свою мощь, надо либо ее создать, либо компенсировать отсутствие ее каким-либо образом, в частности сверхтренировками. Если говорить о нашей команде, то последнее было единственно реальным путем к достижению победы.
Для постепенного наращивания сил и техники у нас не было времени. Эту мою точку зрения непрерывно критикуют в Японии, рассматривая ее, в основном, с позиций рациональности. Но я вовсе и не говорю, что это наиболее рациональный метод. Я еще раз повторяю - перед нами не было другого выбора: или мы решаемся на эти сверхтренировки, или нам нечего делать на международной арене. Третьего не дано.
Мы решили выдержать все. При этих обстоятельствах смысл наших тяжелых тренировок и многих жертв заключался в достижении победы, так как только она могла бы в какой-то мере оправдать эти жертвы.
Я уже отмечал, что в любительском спорте второе и третье места никакого удовлетворения спортсменам не несут. В этом смысле можно сказать, что если не занимаешь первого места, то можно быть и на последнем. Я не вижу существенной разницы между вторым и последним местами.
Современная матчевая встреча двух команд-это серьезное спортивное состязание. Ради достижения победы используют различные тактические средства, и они, естественно, играют очень важную роль. Однако фактором, который в конечном итоге определяет исход матча, является сила и степень моральной подготовки команды. Причем именно он определяет выбор того или иного тактического варианта игры. Твердо осознавая все это, мы и выдвинули лозунг: «Только победа, все для победы».
Результатом встречи двух команд является поражение одной и победа другой. Конечно, это определяется на спортивной площадке, однако борьба начинается задолго до того момента, как команды выйдут на площадку. Например, после того как мы проиграли советской сборной на Бразильском чемпионате, я сразу решил, что нашей главной задачей является победа над сборной СССР. В дальнейшем мы сконцентрировали все наши усилия для достижения именно этой цели.
Во время наших поездок в Европу в 1961 и 1962 годах мы непосредственно не вели борьбу со сборной СССР, но и в этих товарищеских встречах все было нацелено на подготовку к такой борьбе. Поэтому наряду с обстрелом команды в международных соревнованиях и выработкой привычки играть в необычных, так сказать, не домашних, условиях главной задачей я считал проверку способности команды к мобилизации своих сил в нужный момент и отдаче для победы всех имеющихся сил без остатка.
В процессе подготовки к Московскому чемпионату мы уделяли внимание и таким вопросам, которые могут показаться мелочью. Например, перед отъездом в Москву мы переселились у себя в Японии в гостиницу европейского типа и начали привыкать к кроватям. За 4 месяца до отъезда я побывал на краткосрочных курсах в районе Кориху.
С собой я взял и всю команду, чтобы она лишний раз побывала в походных условиях.
Накануне отъезда в Кориху «Ничибо» одержала победу в одном из товарищеских матчей. Здравый смысл говорил, что можно дать команде и отдохнуть. Однако если бы мы следовали только здравому смыслу, мы бы никогда не достигли нашей большой цели.
Участвуя в чемпионатах других стран, мы также не прерывали тренировок. Тренировки проводились до матчей и сразу же после них.
В спорте действуют жесткие законы. Сколько бы ты ни оправдывался, ни приводил кучу сверхобъективных причин, поражение всегда означает одно - поражение. Победы куются в тренировках. Правда, многие специалисты считают, что спортсмены не сверхчеловеки и земные грехи им не чужды. В результате ежедневных тренировок игроки могут потерять к ним интерес, и наступит период депрессии. Кстати сказать, в этом случае я считаю недопустимым грубое давление на спортсменов, это просто не даст никакого эффекта. Здесь нужны особые методы. Например, когда я замечал, что девушки теряют интерес к тренировкам, я на них кричал: «Что за небрежность, почему такое своеволие?!» Я одевался и говорил: «Я вам в тягость. Мне, очевидно, лучше будет уйти». Это действовало безотказно. Девушки бежали за мной, обычно говоря: «Учитель, извините. Мы вели себя плохо, не уходите!» И мы мирились.
Короче говоря, я вырабатывал в спортсменках такое отношение к волейболу, которое можно кратко сформулировать такими словами: да, тяжело, но это не ради кого-то, все это мы делаем для своего же развития. Если не нравится, не тяните и бросайте сразу. Если же решили играть, то убей свое личное «я».
Многие спортсмены, хотя и не думают порывать со спортом, иногда устраивают себе небольшой отдых. Однако я считаю, что вялость и расслабление недопустимы ни на один день. Расслабиться, выйти из режима довольно легко. И наоборот, очень трудно после этого снова втянуться в режим. Спортсмен затрачивает на вхождение в прежний ритм обычно больше энергии, чем он сэкономил па отдыхе.
На чемпионате мира 1962 года предварительные игры в нашей подгруппе проходили в Киеве, где мы состязались с командами КНР, КНДР, ГДР и др. Встречи проходили вечером, но, несмотря на это, сами спортсменки говорили: «Завтра с самого утра на тренировку». Таким образом, перед вечерней встречей в течение 4 часов мы проводили усиленную тренировку. Другие команды обычно делают одну двухчасовую тренировку, и при этом многие тренеры еще утверждают, что у спортсменок появляется ненужное утомление. Очи нам говорили: «То, что вы делаете,- это революция в женском волейболе».
В Москву мы приехали как лидеры подгруппы. Теперь девушки уже сами стали настаивать на более продолжительных тренировках, так что мне приходилось выступать в несколько необычной для себя роли: я их начал сдерживать.
Так или иначе наши усилия не пропали даром - мы завоевали чемпионский титул. Да, действительно, если и на тренировках и в игре сердце тренера не бьется в унисон с игроками, то успеха команда не добьется.
Может быть, это смешно слышать - мужчина говорит о слиянии в одно целое с девушками, которые по природе своей очень женственны и деликатны. Но только не для меня, так как каждая спортсменка день за днем буквально выпестовывалась мною. Я был не только свидетелем, но и прямым участником их духовного и физического роста.

СЛЕДУЯ ПРОГРАММЕ
В современной жизни японцев много ненужного подражательства иностранному. Например, у нас становится модным отмечать рождество. А вместе с тем в Японии существует старый обычай встречать Новый год в кругу своей семьи, тихо, без излишнего шума. Но подражательство заставляет многих предпочитать этому скромному семейному празднику американское рождество. Даже уж если и проводить этот новый праздник, то, конечно же, дома, сохраняя японские традиции. Сейчас же модно в рождество веселиться в кабаре, дансингах, барах.
Япония пока еще сравнительно бедная страна, и уровень жизни в ней довольно низкий, поэтому подобные модные нововведения, очевидно, объясняются стремлением пустить пыль в глаза, почувствовать себя хотя бы на миг эдакими богатеями, которым все нипочем.
Глядя на все это, хочется задать вопрос: «Где же ты, японский характер? К чему это приведет нас?!» Это все отражается и в спорте.
Возьмем хотя бы такой пример. Многим помнится легкоатлетический матч Япония-СССР, когда к нам приезжала сборная Советского Союза. Как раз к началу соревнований пошел дождь. Японские спортсмены стали настаивать на перенесении забегов и других номеров программы, мотивируя это тем, что в таких условиях нельзя показать хороший результат. Советские же спортсмены придерживались другого мнения. Их представители говорили, что программа соревнований является спортивным законом и только в соответствии с ней в СССР проводятся соревнования. И без лишних слов спортсмены начали весело состязаться под дождем. Более того, ими были показаны довольно приличные результаты, в то время как успехи японских легкоатлетов были более чем скромными. После соревнований состоялся обмен мнениями, во время которого японские тренеры высказали удивление той дисциплинированностью и волей к победе, которые проявила советская команда, состязаясь под проливным дождем. Отвечая на такой вопрос, руководители сборной СССР говорили: «У вас в Японии, как нам известно, еще сохранился культ Ямадо - культ японского духа. Хотя он зародился еще в древние времена, но до сих пор его почитают многие. Так вот у нас тоже есть подобный дух».

ОБЫДЕННОСТЬ, КОТОРАЯ СТАНОВИТСЯ ТРИУМФОМ
После того как сборная СССР уступила «Ничибо» первое место, советские тренеры часто задавали различные вопросы. Например, такой: «Вы, наверно, занимались с 8-летнего возраста со спортсменками, которые входят в вашу команду?» Этот вопрос напрашивался сам собой. Ведь наша команда при всей жесткости тренировок представляла единый гармоничный ансамбль, каждый член которого, обладая совершенной техникой, обращался с мячом с удивительной легкостью.
Я отвечал: «Нет, это далеко не так. Команда «Ничибо» - это команда одной компании, в которой могут играть только служащие одного из ее заводов. Поэтому школьники и учащиеся никогда не входили в команду. Я сам, будучи служащим компании «Ничибо», мог формировать команду только из 18-19-летних девушек, и других возможностей у меня не было». Однако сколько бы я ни объяснял подобным образом, мне не верили. «Вы нам говорите неправду. Мы кое-что смыслим в спорте, и нас так просто не проведешь» - обычно звучало в ответ.
Удивив весь мир, японская команда завоевала самые почетные трофеи, достигнув своего заветного желания. После этого внимание прессы к нашей команде значительно возросло. Известный журналист, корреспондент газеты «Асахи» Ода-сан, посмотрев как-то нашу тренировку, улыбаясь, сказал мне: «Ну, Даймацу, ты достиг поразительных результатов. Начав тренировать почти случайных в волейболе людей, добился того, что кроме волейбола они ни о чем и думать не желают. В современном спортивном мире вряд ли найдутся более упорные спортсменки, чем твои воспитанницы. Это можно сказать и с точки зрения техники игры и с точки зрения моральной подготовки».
Действительно, Ода-сан прав, когда он говорит, что начинали играть в команде почти случайные люди. Ни в период школьной учебы, т. е. еще до службы в фирме, ни в последующий период ни одна из наших девушек не выделялась хоть в какой-нибудь степени в волейбольной игре. Если кто из них и играл, то это было скорее развлечением, чем спортивной тренировкой.

ТРУДЕН ПУТЬ К ВЕРШИНЕ
Я хотел бы немного рассказать о нелегком спортивном пути некоторых наших ведущих игроков, например о нашем капитане Касаи, которая получила на чемпионате мира приз «Лучшему капитану», или о Миямото, которая завоевала приз «Универсальный игрок». И та и другая немного играли в волейбол, учась еще в школе, после окончания которой поступили на работу в компанию «Ничибо». Девушки имели сравнительно неплохие физические данные. Начав серьезно заниматься волейболом в компании, Касаи 2 года сидела на скамейке запасных игроков, но потом прочно заняла место среди основных игроков команды.
Миямото, которую я рассматриваю как третью волейболистку в команде, очень любит волейбол. Однако ее спортивная судьба оказалась более тяжелой, чем у других ее подруг. Она так же, как и Касаи, начала тренироваться в фабричной волейбольной команде. Однако ничего путного у нее не получилось. Девушка немного поиграла за основной состав «Ничибо», но затем ее на 5 лет перевели в запасные
игроки. Директор фабрики говорил, что из нее ничего не выйдет. Миямото пришла в «Ничибо» именно с целью играть в основном составе команды. Ее же не допускали к серьезным играм в течение 5 лет. Обычно в таких случаях игрок покидает команду и поступает в другую, где к нему в этом смысле относятся более доброжелательно. Поэтому не может не вызвать восхищения настойчивость и постоянство Миямото.
Действительно, человек может делать возможным невозможное. Этому я постоянно учил спортсменок и склоняю голову перед настойчивыми людьми, которые добиваются своей цели, преодолевая все трудности.
Занимая довольно долго весьма невысокое спортивное положение, Миямото все же добилась титула лучшей атакующей спортсменки мира. В первое время Миямото ощущала недостаток координации и ей никак не удавалось надежно балансировать своим телом. Но волейбольная игра уже тогда подошла к границам акробатики. Однако спортсменка сумела преодолеть и эту трудность. Кроме того, подобрав ключи к каждой из своих партнерш, девушка как бы слилась с ними в единый ансамбль. Мне думается, что без этого Миямото не смогла бы стать лучшим бомбардиром нашей команды и мира.
Возвращаясь к капитану, к нашей Касаи-сан, я могу смело сказать, что это человеческий уникум. Второй такой я не знаю и не представляю. Перед ней также стояло немало чисто технических проблем. Каждый день Касаи делала по 200-300 раз специальные упражнения. Она до исступления отрабатывала прием мяча с переворотом, не обращая внимания ни на содранные в кровь руки, ни на травмы. Ну, а результат этого адского спортивного труда известен - Касаи взошла на вершину спортивной славы.

УПОРСТВО, УПОРСТВО И ЕЩЕ РАЗ УПОРСТВО
Довольно широко распространено мнение, что те, кто добивается чего-либо упорством, старанием,- это ограниченные люди, обделенные талантом. Однако я понимаю под талантливым человеком именно ту личность, которая, в частности, обладает способностью заставлять себя трудиться, для того чтобы в полной мере проявить свои природные способности. Нечего и говорить, что для обычных людей, которые не имеют каких-либо выдающихся способностей, усидчивость и упорство являются единственным путем для достижения их заветных целей.
В команде «Ничибо» девушки не хватают звезд с неба, но чего у них не отнимешь, так это упорства. Вот эти обыкновенные девчата, сумев все преодолеть, поднялись па высшую ступеньку пьедестала почета. Справедливо писал один японский журналист, что своим каждодневным упорством спортсменки достигли того, что поистине и вообразить себе трудно. Именно благодаря тому, что мы сумели собрать в одно целое наши старания, сумели воспитать в себе моральные основы достижения победы, мы и одержали верх в изнурительном трехчасовом сражении с советской командой.
Читатель, ознакомившись с нашей жизнью, в которой не было места для обычных развлечений, свойственных молодежи, пожалуй, скажет, что такая жизнь является одной из разновидностей тюремного заключения. Однако это далеко от истины. Призовем в свидетели опять же прессу. «...Здесь для спортсменок созданы почти домашние условия. Они веселы и жизнерадостны» - так писали спортивные журналисты, поближе познакомившиеся с нашей жизнью.
Кроме не раз уже упоминавшихся Касаи и Миямото у нас есть и другие замечательные спортсменки: Танида, Масуо, получившая приз как лучший нападающий, Ханда, Мацумура, получившая приз как лучший защитник. Все эти спортсменки - одна единая семья. Они заботятся друг о друге, как это вряд ли возможно даже между родными сестрами.
Я уже говорил, что спортсменки не имели времени, чтобы заниматься чем-либо кроме работы и волейбола. Они беззаветно, до конца отдавались тренировкам и не думали, что тот образ жизни, который они ведут, противоестествен. Нужно также принимать во внимание и местонахождение нашей компании.
«Ничибо» расположена в небольшом поселке городского типа, что находится между Осакой и Вахаямой. На фабрику из общежития можно попасть не выходя на улицу - через специальный коридор. Здесь же рядом расположена заводская столовая, где можно хорошо пообедать. Для покупки товаров каждодневного пользования также не нужно никуда ходить - все они имеются в достаточном количестве в заводском магазине. Практически все, что нужно для жизни, можно получить никуда не уезжая, на месте.
Обычная городская команда, когда она отдыхает от тренировок, посещает соседние клубы с дружеским визитом, ходит в кино, парки и т. д. Однако в команде «Ничибо» тренировки длятся 365 дней в году, и комментарии, как говорится, излишни. Понятно, что с точки зрения проведения интенсивных тренировок наши жилищные условия просто мечта любого тренера.
Иногда я ощущал какое-то чувство жалости к спортсменкам. Я связан с ними одной судьбой, одной ниточкой - целью, которую мы поставили перед собой, - стать чемпионками мира. Эта цель требует жертв.
Спортсменки лишены многих радостей жизни, лишены прелести свидания с любимым, лишены того, что мы имеем только в нашей скоротечной молодости. И в этом не последнюю роль играю я. Я бывал грустным от сознания этого, но спортсменки, видя это, говорили между собой: «Учитель грустный. Конечно, если бы он с самого начала работы в фирме не отдавал всего себя спорту, то уже давно бы сделал служебную карьеру и жил бы как человек. Что ему может дать волейбол и занятия с нами?!» Но я глубоко убежден, что, тренируя команду и одновременно думая о своей карьере на службе, ничего хорошего в спорте не добьешься. Я сам выбрал свой путь в жизни и верю, что в этом и есть мое счастье.
Я понимаю, что для любой женщины важно иметь время, чтобы поучиться шить, сервировать стол, готовить пищу, составлять букеты и еще тысячам женским премудростям, благодаря которым она украшает жизнь семьи. Естественно, что если бы спортсменки «Ничибо» не хотели всего этого, то они просто не были бы женщинами. Тем не менее, занимаясь волейболом, они учились, пожалуй, самому важному, чему необходимо научиться в молодости,- настойчивости в достижении поставленной цели, труду - тяжелому, изнурительному труду, который в конце концов приносит счастье.
Как-то на Московском чемпионате я услышал в раздевалке интересный разговор. Разговаривали муж и жена, оба известные волейболисты, Юрий и Галина Чесноковы. «Нам хорошо, мы можем даже тренироваться вместе. То я атакую, то жена. Вместе веселей, не всем так повезло».
Действительно, для нас такая возможность пока немыслима. Здесь многое зависит от общественной системы и от сложившегося уклада жизни в конкретной стране.
Например, в американской сборной из 22 спортсменок половина замужние, а среди игроков советской сборной, кроме двух девушек, все уже имеют свою семью. Эти две страны принадлежат к числу тех, где мамы, имеющие детей даже школьного возраста, еще могут тренироваться, активно участвуя в соревнованиях.
В Японии девушек, которые бы вышли замуж и продолжали серьезно заниматься спортом, почти нет. Говорят, что была одна такая -Симамадо-сан, которая приходила на тренировки вместе с детьми, однако постоянными эти тренировки назвать никак нельзя.
Интересно отметить, что в наших странах волейбол развит значительно меньше, чем в социалистических. Исключением, может быть, является женский волейбол в Японии и мужской в Бразилии. Большинство женщин неплохо справляется с так называемыми развлекательными видами спорта. Если же взять такой вид, как волейбол, где требуется проведение тяжелых и длительных тренировок, то, по нашим японским понятиям, их невозможно совместить с замужеством и семейной жизнью. Конечно, этот факт должен быть пристально изучен нашими социологами. Мне же трудно судить о том, правильно или неправильно подобное положение вещей в Японии.
У нас в Японии, когда создается молодая семья, на долю жены выпадает прежде всего забота о муже и о детях. Каждый японский мужчина стремится взять себе в жены женщину, которая думает именно так, а главное, таким образом поступает.
В СССР и в США мне часто задавали такой вопрос: «Почему в Японии спортсменка, как только выходит замуж, сразу же бросает спорт?». Я смеясь отвечал, что японские мужчины все тираны. Они используют жену как прислугу, поэтому другого выхода у замужней спортсменки нет. Однако если говорить серьезно, то проблема эта довольно сложная. Все определяется общественной системой, экономическими отношениями в обществе и, как следствие всего этого, существующим общественным мнением.
В социалистических странах мужчины и женщины полностью уравнены в правах. Это равенство ведет, в частности, к тому, что женщина наравне с мужем может работать на производстве до самой старости, независимо от того, замужняя она или нет.
В США женщина также обладает большими правами, но она после замужества обычно не работает, а занимается домашним хозяйством и воспитанием детей.
В СССР женщина может заниматься спортом всю свою жизнь. Сначала она выступает за свое спортивное общество, затем, если показывает хорошие результаты, попадает в сборную команду республики, страны. Выступая на международных соревнованиях, советская спортсменка приобретает вес в обществе, хорошо живет материально и даже становится героем страны. Таким образом, мы видим, что здесь тесно переплетены интересы государства и личные интересы спортсменки. В СССР спорт рассматривается как один из показателей, влияющих на престиж государства, на его место на международной арене.
Обычно женщина продолжает активно тренироваться до 32 лет. Затем она может работать как тренер, не порывая со своим любимым занятием.
Здесь я хочу высказать и некоторые мысли о физических возможностях женщин. Бытует мнение, что женщина физически значительно уступает мужчине. Мне кажется, что постановка такого вопроса в общем виде не имеет смысла. Очередные олимпийские игры каждый раз заставляют с восхищением смотреть, как улучшаются женские рекорды, как непрерывно отодвигаются ранее существовавшие границы их физических возможностей. В этом смысле опыт команды «Ничибо» является еще одной наглядной иллюстрацией.
Ямагути-сан после посещения наших тренировок написал в газете «Осака майнити» следующее: «Если говорить о возможностях женского спорта, то у нас до сих пор господствовали ошибочные мнения по отношению к женщинам-спортсменкам. Вся суть этих мнений сводится к двум крайностям. Одни отводят женщине роль «ублажителя мужа», воспитателя детей, другие же, наоборот, пытаются представлять женское тело как некую мистическую загадку природы. Эти взгляды, придуманные мужчинами, укоренились и в сознании самих женщин.
В спорте также находят отражение подобные взгляды. С этой точки зрения, говоря о команде «Ничибо», надо отметить, что более показателен не сам факт завоевания ею после продолжительных и тяжелых тренировок мирового первенства, а собственно тренировки, которые демонстрируют физические возможности, заложенные в женщине. Наверное, опыт «Ничибо» - это далеко не идеальный способ проверить физические возможности женщины, однако Даймацу, как тренер, через волейбол показал нам, как можно испытать характер и физические силы женщины, чтобы обнаружить новые, ранее еще не известные качества этого «хрупкого создания». В конце статьи Ямагути-сан писал: «Даймацу дал нам фактографический материал, характеризующий физические и моральные границы возможностей женщины. Его тренировки и игра «Ничибо» раскрыли перед нами красоту движения и прелесть молодости».
В Японии сейчас женщина официально может работать только до 55 лет. В США и других развитых странах женщине предоставляется право работать до тех пор, пока она это в состоянии делать. Все хотят работать. Это, очевидно, является свойством, присущим человеку вообще. «Наш средний возраст сейчас равен 70 годам. Однако мы не дряхлые старики и продолжаем трудиться»,- так сказал мне один из американских японцев из Чикаго.
В спорте то же самое. Наши японские спортсменки, так же как и их зарубежные коллеги, и. после замужества полны сил и энергии, которые они с большой пользой могли бы отдавать обществу, спорту. Так что для меня лично этот вопрос ясен. Поэтому на вопрос какой-нибудь спортсменки «могу ли я выйти замуж и не бросать спорт?» я бы ответил положительно.

ОТ «ЧЕРТОВОК ТИХОГО ОКЕАНА» ДО «ЧАРОДЕЕК МИРА»
В 1962 году на конференции в Киотском университете были представлены результаты антропометрических исследований 9 спортсменок. Результаты эти были взяты как средние для японского спорта. Средний возраст спортсменок составлял 23 года, средний рост-171 см, средний вес- 65,3 кг, объем груди - 88,3 см. Сила кисти правой руки равнялась 28,6 кг, левой - 27,5 кг, становая сила - 91,3 кг. Для японки это отличные результаты. Примерно такие же исследования производились в 1961 году среди людей, не занимавшихся спортом. Сравнение этих данных говорит о том, что спортсмены (и женщины и мужчины) по своему физическому развитию намного опережают неспортсменов. Вместе с тем если говорить о рядовом японском спортсмене, то он значительно уступает по своим физическим данным зарубежным коллегам. Это относится и к членам нашей волейбольной команды.
Совершая турне по Европе в 1961 году, мы посетили Болгарию, Польшу, Румынию, Чехословакию, СССР и Францию. После побед во всех социалистических странах мы прибыли в СССР. Встречая нас, многие здесь восклицали: «К нам прилетел «тихоокеанский тайфун». Он прилетел в страну холода. Ну что ж, мы охладим его победный пыл». Однако этим оптимистическим прогнозам не суждено было оправдаться. «Ничибо» провела в Москве два матча и в обоих одержала победу.

Так и нисколько не усмиренным «тайфун» двинулся в Ленинград.
После нашего приезда в Ленинград местные волейболистки говорили: «На нас обрушился «тихоокеанский тайфун» в лице японских волейболисток. Мы надеялись его развеять, но этого не случилось. Теперь мы склонны назвать их не тайфуном, а колдуньями - к нам прилетели «тихоокеанские колдуньи».
У нас в Японии словом «колдунья» называют очень плохих и злых духов - женщин-колдунов. Здесь же в этот титул был вложен несколько иной смысл. Под этим не очень симпатичным словом понимали женщин-спортсменок, игра которых недоступна обычным спортсменкам. Мощь нашей команды была такова, что трудно было представить, что ею обладают обыкновенные девушки. «Они знаются с нечистым» - так можно было бы расшифровать наше мистическое прозвище.
После тех матчей прошел год. В 1962 году «Ничибо» стала чемпионом мира, и советские газеты вновь вспомнили это прозвище -«мировые колдуньи». Для японских журналистов этот титул показался довольно странным. В общем, так или иначе, но он не прижился у нас.
Одна из газет писала о нашей команде так: «Белые, красивые женские руки - руки, заставляющие трепетать мужчину, предстали перед нами в новом качестве. Они стали по-новому красивы. Эти руки покорили зрителей, которые до этого уже много видели, и удивить их не простое дело».[/hide]

И РАДОСТИ И ОГОРЧЕНИЯ

СМЕРТЬ МАТЕРИ
Не только в обычной, но и в спортивной жизни бывают случаи, которые по тем или иным причинам скрывают. Так однажды случилось и со мной. Это было во время европейской поездки, когда мы победили в 3 турнирах континента, одержав 22 победы подряд.
Мой отец довольно крепкий старик, хотя ему и 78 лет. Мать же тогда часто болела. У нее была не в порядке печень, и ей сделали сначала одну операцию, после которой последовала другая, но здоровье ее не улучшилось. Тогда сделали третью операцию. Для старого человека (ей было 73 года) это очень тяжело и крайне опасно.
Мать чувствовала близкий конец и много раз высказывала мне в письмах свою единственную просьбу: «Приезжай скорей». Однако ежедневные тренировки, усиленная подготовка к европейскому турне совершенно не оставляли свободного времени.
Наконец, мы свиделись. 13 августа, утром, накануне вылета с аэродрома Ханеда, я примчался в свой родной городок повидать мать. Встретила она меня со слезами радости на лице: «Поезжай и будь здоров. Я к твоему возвращению поправлюсь, все будет хорошо». Однако доктор мне сказал: «Не знаю, проживет ли она еще неделю». Целый день я не отходил от матери, но нужно было уезжать, иначе я бы не успел приехать к 15 августа в Осаку.
5 часов утра... Еще рано. Я подхожу к матери, смотрю на ее лицо. Неужели это последняя встреча с ней: Наклоняюсь и говорю: «Мама, мне пора. Поправляйся поскорей». «Конечно, все будет в порядке, я обязательно поправлюсь к твоему возвращению и приеду встречать тебя в аэропорт. Не беспокойся за семью. И за меня будь спокоен. До свидания!» - так она мне тогда ответила.
Летом в 5 утра на улице уже светло. Вышел из дому, и у меня защемило сердце. Какая-то сила тянула в дом, но нужно было ехать.
Вечером 18 августа, накануне отлета из аэропорта Ханеда, я позвонил домой. Поговорили с женой о делах, о детях. У меня не выходили из головы слова доктора. Наступала неделя, самая критическая для здоровья матери. Я не верил доктору, не хотел верить.
Потом, во время поездки, я все время думал - неужели она уже умерла. Вот в таком состоянии я прилетел в Европу.
В Чехословакии я получил письмо, в котором говорилось, что мама умерла 17 августа. Прочитав это, я очень рассердился на жену. Точно так же я рассердился и на многочисленных провожающих - служащих компании. Ведь никто из них не сказал мне, что она умерла, все в один голос уверяли, что мать чувствует себя хорошо! Они не хотели омрачать нашего отъезда и самого турне, думая, что будет лучше, если я узнаю обо всем потом. Я же считал, что лучше знать правду. Люди должны смотреть правде в лицо. От того, что я узнал это позже, мое горе уменьшилось.
Сообщение о смерти матери я получил от самих спортсменок, которые принесли мне письмо от дочери в ночь перед началом соревнований.
В письме дочери было написано: «Папа, бабушка умерла 17. Когда ты звонил, мы уже знали об этом, но решили не говорить тебе. Извини нас, если можешь».
Я сказал, обращаясь к команде: «Мать уже похоронили, сердцем она с нами. Если мы победим в этом чемпионате, то это будут мои цветы на ее могилу».
Девушки ответили как один: «Обязательно победим, учитель!» Они сдержали свое слово.

МЕНЯ НАЗЫВАЮТ «ВРАГОМ ЖЕНЩИН»
С самого начала моей тренерской работы и вплоть до настоящего времени, когда «Ничибо» стала чемпионом, я всегда говорил: «Кто победил, тот и прав. Проигравший всегда виноват».
На практике это означало, что я не считался со средствами для достижения поставленных целей.
Однако я ни в коей мере не могу согласиться с такими обвинением обращенными в мой адрес: «Даймацу все это делал для возвеличивания собственного имени. Он использовал женскую команду в качестве подопытного кролика в спорте. Все перенесенные лишения были лишь для удовлетворения его честолюбия». В этом высказывании нет ни капли правды. Все, что я сделал, все те жесткие методы и тренировки, которые я осуществлял в работе с командой, было не для моей личной выгоды, а ради возвеличивания имени компании, ради спортивной славы Японии.
Я уже писал об этом, но хочется отметить еще раз - мои метод тренировки женской команды не отличался от того, каким бы я тренировал мужчин. Став тренером «Ничибо», я сказал себе: «Не обращай внимания на то, что перед тобой женщины». Это, очевидно, поразило очень многих, и прежде всего самих спортсменок.
«Раз мы играем, раз мы хотим стать первыми, мы должны выдержать такой режим», - так я не раз думал. Естественно, что такое настроение я старался привить и девушкам.
Однако для обычного человека это, очевидно, понять не так просто, а для многих моя система казалась просто дикостью. Поэтому естественно, что со стороны обывателей на меня сыпались гневные слова ругательств, а спортсменкам доставалась их неуемная жалость.
Но я уже писал, что являюсь приверженцем лозунга «Победитель всегда прав». Несколько перефразировав его, я говорил: «Становясь сильным, иди к победе».
В то время когда была сформирована команда «Ничибо», на фирме работало около 3 тысяч работниц. Создание команды осуществлялось при непосредственном участии президента компании, который советовал организовать команды на каждой фабрике компании. Таким образом, глаза 3 тысяч девушек были обращены на меня, на волейбольные секции, которые я организовывал. Посмотрев на тренировки, которые я считал нормальными, многие работницы стали говорить: «Ну, это уж слишком. Если так играть долгое время, то терпеть такое издевательство не хватит никаких сил. Руки содраны в кровь, постоянные травмы - вот как выглядит спортсменка. И, кроме того, этот тренер на них еще и кричит без всяких приличий. Мы не хотим быть мужчинами, мы не можем терпеть подобных издевательств над женщиной».
В Японии девушки-работницы, подобно студентам, живут при фабриках в общежитиях. Можете представить себе, с какой быстротой вся эта «слава» обо мне распространилась и какой шум подняли эти 3 тысячи работниц! От имени многих женщин-работниц в профсоюз посыпались заявления, в которых меня иначе не называли, как «бесстыдной и нахальной личностью».
Девушки, которые уже играли в командах, тоже не отставали от этого сердитого общественного голоса. «Если нужно тренироваться так все время, то к черту этот волейбол. Мы хотим забыть его, как кошмарный сон. Изо дня в день такое тиранство над женщиной! Это выше всех наших сил» - вот типичные их высказывания того времени. А вот что, в частности, было сказано в письме руководства профсоюза на имя президента компании: «Такая жестокость по отношению к женщине недопустима. Этот человек - враг женщин. На нашей фирме с трудом наберется 100 служащих-мужчин. Работниц же около 3 тысяч. Поэтому Даймацу, которого мы клеймим как врага женщин, является врагом нашей компании вообще. Долой это волейбольное рабство»,
Закрепив за мной прозвище «враг женщин», работницы немного удовлетворили свое чувство мести, но здесь я хочу сказать о другом. В то время мне было 30 лет. И вот в этом-то возрасте я уже был ненавидим женщинами. Я очень переживал такое обидное прозвище -«враг женщин», но все же пересилил себя и отбросил в сторону все излишние эмоции. «Ничего, вы еще будете мне аплодировать» -единственное утешение, которое я мог придумать для себя.
Таким образом, я не думал изменять свою систему тренировок и не собирался бросать начатое дело. Я твердо усвоил, что в новом деле всегда полно каменных стен с надписями на них «Невозможно!», «Так нельзя!» и тому подобных.
Вот в такой трудной обстановке предстояло мне ломать эти стены недоверия. Несмотря ни на что, не обращая внимания на дурную славу, которая прочно за мной утвердилась, я с каждым днем все более и более ужесточал тренировки.
Прошел год, за ним и второй. Команда «Ничибо» значительно окрепла. Мы стали побеждать во всех наших матчах. Постепенно изменились и взгляды по отношению ко мне и к моей работе.
И в глазах спортсменок я начал видеть сочувствие и понимание того, что если они не будут тренироваться, как я настаиваю, то сильными им не стать. В конце концов для всей команды стало непреложной истиной то, что такие интенсивные тренировки необходимы. Они становились естественными. Теперь явно была видна цепочка: «победа - закалка - победа».
Нечего и говорить, что если бы этой естественности мы не достигли, первого места нам бы не видать.
Люди часто говорят различные «если бы да кабы». «Если бы еще больше заниматься, то было бы...» С моей точки зрения, это самые бесполезные разговоры. Или еще: «Если бы у Клеопатры был бы другой нос, то...»
В истории остаются только дела, которые совершаются в настоящем, а не пустые мечтания, какими бы красивыми они ни были.
Я не буду говорить о том, что бы было, если бы в то время я бросил волейбол. Я вовсе об этом никогда и не думал. И вообще я руководствовался такими принципами: «Если я что-то не сделаю, то кто же будет это делать за меня? Если я это не сделаю сейчас, то когда же?». Эти принципы годятся для любого дела, и каждый не раз вспоминал о них в своей повседневной жизни. Уж если использовать это «если», то, очевидно, таким образом: «Если сейчас поленюсь и не сделаю это, то не сделаю никогда».

ТЕПЛАЯ ПОДДЕРЖКА
После наших значительных успехов ко мне изменилось отношение и со стороны служащих нашей компании. Постепенно игра в волейбол перешагнула рамки чисто спортивного значения. Наша волейбольная секция перестала быть какой-то группой отверженных, какой она считалась раньше.
Мы по-прежнему, оканчивая работу, спешили в спортзал и продолжали усердно тренироваться. Случалось, что после работы начальник смены или мастер собирал собрание. Нередко они ставили нас в пример другим работницам, говоря: «Вот ваши подруги занимаются волейболом, причем все это делают в нерабочее время, не получая за это ни гроша. Они стараются не только ради себя, но и ради нашей компании. Вы тоже должны трудиться с тем же упорством и волей, как делают это они».
Со временем такого рода признания стали делать не только отдельные руководители компании. На всех предприятиях фирмы «Ничибр» появились плакаты с лозунгом: «Бери пример с нашей волейбольной команды!».
Здесь я бы хотел обратить внимание на одну особенность, которая очень показательна в этом смысле. Когда какую-нибудь группу людей сильно хвалят, то появляются другие группы, которые ревнуют и завидуют ей, и вообще при этом в коллективе могут возникнуть различные неприятные явления. Особенно это верно для женской среды.
Однако в нашем случае таких явлений не было и в помине. Более того, подруги спортсменок, с которыми они вместе жили в фабричном общежитии, относились к ним с большой теплотой и дружбой. Видя, с каким бескорыстием и самоотверженностью спортсменки занимаются волейболом, подруги спортсменок проникались к ним большими симпатиями.
Приняв после тренировки душ и сделав обязательную стирку (которая в условиях Японии является необходимой каждый день), девушки возвращались в общежитие. Это было не раньше 1 часа ночи. Чтобы не мешать спящим подругам, они осторожно расходились по своим комнатам и стелили свою постель. Во многих случаях их подруги делали это заранее, так что к приходу спортсменок все было готово.
Между девушками сложились такие отношения, что о вражде не могло быть и речи. Они относились друг к другу скорее как заботливые сестры, и можно было видеть, что спортсменки являются кумиром для большинства работниц. Часто бывало так, что девушки по своей инициативе освобождали членов нашей команды от проведения уборок в комнате и других дежурств.
Я же, наоборот, в день генеральных уборок заканчивал тренировки специально пораньше и требовал, чтобы девушки шли в общежитие и помогали своим подругам. Все это сильно укрепляло взаимную любовь и уважение.

О СЕБЕ, О МОЕЙ СЕМЬЕ

ДЕТСТВО
Рассказывая о себе, наверно, трудно обойтись без воспоминаний, связанных с детским возрастом. Я уже говорил, что сделал девизом своей жизни слова: «Если хочешь, то добьешься». Они являются сокращенным вариантом длинного старинного японского изречения, взятого из песни эпохи императора Мейдзи. Эти слова запали мне в душу еще с юношеских лет.
Я с сожалением должен сказать, что современная японская молодежь мало беспокоится о развитии своего тела, но это факт. Сам я был хилого телосложения, и это, вероятно, во многом объясняет мое стремление к физическому совершенствованию.
Мое имя - Хиробуми. Его дал мне мой дед в честь одного из видных деятелей эпохи Мейдзи. Я думаю, что имя оказывает влияние на многие стороны жизни человека, который носит его.
Я родился в городе Утацу в префектуре Кагава. Мой отец был директором начальной школы. Отец вечно был занят школьными делами и знал только свою работу, так что я был целиком предоставлен заботам матери.
Отец ни разу не выругал меня за какую-нибудь шалость, я уже и не говорю о том, что он не интересовался моей успеваемостью. Но от матери я получал всегда сполна. От нее я постоянно получал нагоняи и за то, с кем играю, и за то, как играю. Любая моя шалость не оставалась не замеченной моей строгой воспитательницей. Одним словом, отец, который был директором и первым среди учителей, дома превращался в тихого человека, никогда не спорившего с матерью. Благодаря этому в доме был всегда мир и порядок.
Я был старшим среди моих братьев и сестер, и этим можно объяснить повышенное внимание ко мне со стороны матери. Младшему брату тоже порядком доставалось, но все же «приоритет» был явно за мной.
Перед нашим домом проходила дорога, за которой протекала быстрая и довольно широкая река. Когда наступали школьные каникулы, все дети ближайшей округи с утра и до вечера бултыхались в этой реке. Я тоже, несмотря на бессчетные запрещения матери, не отставал от ребят, проводя в воде весь день с утра до вечера, подобно какой-нибудь морской посудине.
Иногда, в редкие часы отдыха, к реке приходил отец, который, делая строгое лицо, кричал мне: «Быстро из воды и живо домой!».
Слова отца всегда были для меня высочайшим приказом. Я мгновенно подчинялся, показывая послушание, которое подобает проявлять сыну перед отцом. Я знал, что второй такой его приход случится теперь не скоро, и не обострял с ним наши отношения.
Кожа моего тела от рождения была немного белее, чем у среднего японского ребенка, но из-за своих постоянных дневных и ночных купаний я превращался в «негритоса». Это особенно вызывало неудовольствие моей матери. Так продолжалось вплоть до поступления в университет.
Наш городок в годы моего детства насчитывал около 7 тысяч жителей. Из видов спорта особенной популярностью пользовался у нас бейсбол. Я играл в детской городской команде нападающим и считался сильным игроком. Перейдя в 6-й класс начальной школы, я снизил свои спортивные занятия, так как после 6-го класса нужно было сдавать выпускной экзамен за начальную школу. Однако бейсбола я не бросил и продолжал выступать за городскую команду.
Из-за большой любви к бейсболу в нашем городке игроки команды пользовались большой популярностью, составляя этакую «элиту» избранных. Целый год входил я в число этих баловней публики, но моему отцу, образованному человеку, все эти внешние атрибуты моей «славы» были явно не по вкусу. Он все более отрицательно смотрел на мое увлечение, настаивая, чтобы я бросил бейсбол.
Однажды отец сказал мне твердым голосом, в котором звучали стальные нотки: «Ты должен бросить все это». Отец очень удивил этим всех домашних, никогда не видевших его таким прежде.
Я начал было возражать, говоря, что бейсбол мне очень нравится и я не вижу причины, по которой следовало бы это сделать. На следующий день мы еще больше были удивлены тем, что сделал отец. Не говоря ни слова, он собрал всю мою бейсбольную амуницию в узел, сел в машину и отвез ее а наш клуб. Этот его поступок подействовал на меня так, как если бы прозвучал гром среди ясного неба.
Так или иначе, но я забросил занятия спортом примерно на 2 года. К этому времени я уже учился в 3-м классе средней школы, где в виде эксперимента на уроках физкультуры ввели занятия волейболом. Тогда это было редкостью.
Нас активно агитировали заниматься в волейбольной секции, и я, соскучившись от затянувшейся спортивной паузы, начал посещать занятия этой секции.
То время можно считать началом моей волейбольной карьеры.
Тогда для меня было безразлично, каким видом спорта заниматься - лишь бы заниматься. То, что это был волейбол, - чистая случайность. Видно, так уж мне было на роду написано. Конечно, в этом большую роль сыграла неожиданная активность, с которой отец воспротивился моим занятиям бейсболом.
Волейбол очень мне полюбился, и уже готом, будучи студентом университета, а затем и служащим фирмы «Ничибо», я не расставался с ним никогда.
Уже взрослым я как-то спросил у отца о причине, по которой он запретил мне играть в бейсбол. Громко смеясь, отец ответил: «Да если бы я тогда не остановил тебя, ты бы был сейчас профессиональным тренером и зарабатывал бы слишком много денег».
Да, часто в нашей жизни на первое место выходит его величество «случай». Я до сих пор не могу решить для себя, как было бы лучше; если продолжал бы я играть в бейсбол или то, что я стал волейбольным тренером.
Для объяснения всего непонятного мы часто прибегаем к слову «судьба». Ну что же, и я скажу, что такая уж моя судьба. Это она сделала так, что я свою жизнь связал с волейболом.

О ЖЕНЕ И ДЛЯ НЕЕ
Может быть, это нельзя сказать о всех женщинах, но большинство из них в розовых красках представляют свою будущую семейную жизнь, идеализируя мужчину, которого они выбирают себе в супруги.
Извечным идеалом всякой женщины является мечта о замужестве, о семье, о детях. Подобные стремления не изменяются вот уже несколько веков. Более того, по моим наблюдениям, стремление женщины к семейному счастью, к укреплению своей семьи в последнее время еще более усилилось.
Если посмотреть с этой точки зрения на меня и мою жену, можно сказать, что у нас семьи почти нет. Я явился разрушителем нашего семейного счастья, своего рода изменником, принесшим в жертву волейболу интересы своей семьи.
Действительно, каждый день я уходил из дому в 8.00 утра и возвращался домой только глубокой ночью. Таким образом, время, в течение которого я находился дома, не превышало 7 - 7,5 часа, причем сюда входило время на еду и сон. Совершенно ясно, что такое непродолжительное пребывание дома не позволяло мне поговорить серьезно с женой о домашних делах. О моей жене можно сказать, что мужа в обычном понимании этого слова она не имела. Тем более я преклоняюсь перед ней.
Моя жена дочь транспортного служащего. Наша свадьба была в 1951 году. В то время моя будущая жена вряд ли представляла жизнь котороя я живу и на что она себя обрекает.
Сейчас моей старшей дочери 10 лет, младшей – 8. Когда родилась Мидори я уже был тренером «Ничибо». Поэтому она может говорить, что у нее не было отца, как это бывает у других детей. Я с ней почти никогда не играл, ничего не знал, что ей нравится, какой у нее характер. Наверное, это очень странно выглядит со стороны, но было еще более странным в жизни. У меня не было ежедневного контакта с детьми, который есть у нормальных родителей в нормальных семьях. В те редкие часы, когда я бывал с детьми, я видел как сияли их глаза, когда я покупал им игрушки или просто гулят с ними. Игрушками я как бы извинялся перед детьми за свое постоянное отсутствие. Они в эти минуты безудержно баловались, сознавая что я им ничего не сделаю, так как они имели подавляющее моральное превосходство надо мной. Их требования зачастую были чрезмерными по сравнению с тем, что могли себе позволять их сверстники.
Я всегда с грустью думал о том, что жена должна была заменять детям и их отца. На ее плечи ложились тяжелые заботы. После моего возвращения домой, что бывало во втором часу ночи, жена разогревала мне ужин, так что лечь спать она могла не раньше 2 часов. Утром она вставала значительно раньше, чем я, обычно часов в 7, - нужно было отправлять детей в школу. Когда дети уходи ли, поднимался и я, быстро завтракал и уходил на работу. Иногда я говорил: «Ну вот хорошо, ты теперь можешь отдохнуть». Но это была с моей стороны только хорошая фраза.
Мне часто хотелось сказать жене много теплых, ласковых слов, но вместо этого, как и подобает мужчине, я был суровым и ничем не проявлял к ней своей нежности. Хотелось иногда спросить: «Зачем, ради чего ты принесла себя в жертву?» Поистине на такое терпение и любовь к своей семье способно большое женское сердце.
После нашей победы некоторые журналисты все время делали упор на то, что эта победа была достигнута путем ужасных тренировок, которые проводил «дьявол Даймацу», заставляя спортсменок безропотно переносить их, подавляя волю игроков.
Я не согласен с такой оценкой. Если говорить о тренере-любителе, каким являюсь я, то это прежде всего мастер своего дела. Его призвание, обязанность - вести команду к победам. Различные тренеры добиваются этого разными путями, но каждый из них вносит в тренировки что-то свое, отличное от других. Без противопоставления своего нового нельзя одерживать значительные победы над другими.
Моя жена, находясь в тени, многое сделала для нашего успеха. Она создала мне условия, идеальные для проведения тренировок. Насколько все это ей тяжело досталось, можно судить хотя бы по тому ее интервью, которое появилось в одном еженедельнике: «До окончания олимпийских игр, очевидно, в моей жизни ничего не изменится, так как Даймацу опять должен готовить команду к олимпийскому турниру. Об этом мне сказал президент компании «Ничибо». Я наберусь терпения еще на этот период, но если и после окончания олимпийских игр муж будет продолжать таким же образом заниматься волейболом, я уйду от него».
Видно, она уже находится на грани отчаяния, если отважилась так говорить с журналистами.

Когда мы вступим в период нашей жизни, который называют у нас в Японии «осенним сбором урожая», то нам будет что вспомнить, и никогда не забудутся те нелегкие дни, которые провели мы в совместной суровой борьбе.


 

Рейтинг новости:
 (голосов: 10)


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме

Комментарии (3)

  #3 написал: Avaev (15 августа 2007 20:57)  
 
Бог шельму метит?


--------------------
 
   
  #2 написал: Су-27 (15 августа 2007 18:44)  
 
Немного не в тему, но сейчас идет по тв сериал "LOST" или "Остаться в живых", так этот тренер на лицо напоминает перца с видеопленки, который проводил инструктаж адептов в бункерах ... bully


--------------------
 
   
  #1 написал: Avaev (15 августа 2007 11:20)  
 
Помню я эту команду. Играли они от защиты и комбинаций - похоже на нынешних китаянок, тока помедленнее.


--------------------
 
   
 

Добавление комментария

 

Информация

  Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.  
 

 
1959 настольный теннис, 1966 настольный теннис, 2011 настольный теннис, 2012 настольный теннис, 2013 настольный теннис, Table Tennis, Table tennis world, Алексей Ливенцов, Альгимантас Саунорис, Анатолий Амелин, Анатолий Строкатов, Андрей Мазунов, Большой теннис, Бронислава Балайшене, Валентин Иванов, Валентин Команов, Валентина Попова, Виктор Шергин, Владимир Воробьев, Владимир Мирский, Геннадий Аверин, Зоя Руднова, Ксения Туленкова, Лайма Балайшите, Настольный теннис РЕВЮ, ПЕРВЕНСТВО МОСКВЫ по Настольному ТЕННИСУ, Римас Пашкявичус, Роман Аваев, СССР настольный теннис, Саркис Сархаян, Сборная СССР по настольному теннису, Светлана Гринберг, Станислав Гомозков, ФНТР, Флюра Булатова, Шпрах, Эвелин Лесталь, Эдуард Фримерман, Юлия Прохорова, Яна Носкова, журнал настольный теннис, кинограмма, книга настольный теннис, настольный теннис, подачи в настольном теннисе, психология спорта, сборная России по настольному теннису, техника настольного тенниса, чемпионат СССР по настольному теннису, юмор настольный теннис

Показать все теги

^вверх^